Книги

Дождь в истории, науке и искусстве

Дождь в истории, науке и искусстве

Дождь – стихия таинственная и великая, он несёт с собой спасение от засухи и разрушающие наводнения. В разные времена дождю молились и поклонялись; приносили в жертвы маленьких детей, устраивали охоту на ведьм и палили в небо ракетами, чтобы вызвать или остановить его. Дождь причастен к великим войнам, свадьбам и созданию плаща макинтош. К распаду хараппской цивилизации и Великой депрессии.

 В то же время дождь – явление, которое вдохновляет на открытия и творчество тысячи людей: от Томаса Джефферсона до Курта Кобейна.

Журналист-эколог Синтия Барнетт рассказывает об изменении климата и раскрывает удивительную связь между дождём, всемирной историей, искусством и нашим будущим.

«Тех, кто любит дождь, эта книга зацепит непременно. И неважно, идёт ли речь о строго научных сведениях про испарение и конденсацию, об анекдотичных порой попытках предсказывать погоду или о месте дождя в истории рок-музыки».

(с) Пётр Дейнеченко, GEO

«Дождь стоит того, чтобы ему посвятили целую книгу».

(с) Клариса ПульсонДождь – стихия таинственная и великая, он несёт с собой спасение от засухи и разрушающие наводнения. В разные времена дождю молились и поклонялись; приносили в жертвы маленьких детей, устраивали охоту на ведьм и палили в небо ракетами, чтобы вызвать или остановить его. Дождь причастен к великим войнам, свадьбам и созданию плаща макинтош. К распаду хараппской цивилизации и Великой депрессии.

 В то же время дождь – явление, которое вдохновляет на открытия и творчество тысячи людей: от Томаса Джефферсона до Курта Кобейна.

Журналист-эколог Синтия Барнетт рассказывает об изменении климата и раскрывает удивительную связь между дождём, всемирной историей, искусством и нашим будущим.

«Тех, кто любит дождь, эта книга зацепит непременно. И неважно, идёт ли речь о строго научных сведениях про испарение и конденсацию, об анекдотичных порой попытках предсказывать погоду или о месте дождя в истории рок-музыки».

(с) Пётр Дейнеченко, GEO

«Дождь стоит того, чтобы ему посвятили целую книгу».

(с) Клариса ПульсонДождь – стихия таинственная и великая, он несёт с собой спасение от засухи и разрушающие наводнения. В разные времена дождю молились и поклонялись; приносили в жертвы маленьких детей, устраивали охоту на ведьм и палили в небо ракетами, чтобы вызвать или остановить его. Дождь причастен к великим войнам, свадьбам и созданию плаща макинтош. К распаду хараппской цивилизации и Великой депрессии.

 В то же время дождь – явление, которое вдохновляет на открытия и творчество тысячи людей: от Томаса Джефферсона до Курта Кобейна.

Журналист-эколог Синтия Барнетт рассказывает об изменении климата и раскрывает удивительную связь между дождём, всемирной историей, искусством и нашим будущим.

«Тех, кто любит дождь, эта книга зацепит непременно. И неважно, идёт ли речь о строго научных сведениях про испарение и конденсацию, об анекдотичных порой попытках предсказывать погоду или о месте дождя в истории рок-музыки».

(с) Пётр Дейнеченко, GEO

«Дождь стоит того, чтобы ему посвятили целую книгу».

(с) Клариса ПульсонДождь – стихия таинственная и великая, он несёт с собой спасение от засухи и разрушающие наводнения. В разные времена дождю молились и поклонялись; приносили в жертвы маленьких детей, устраивали охоту на ведьм и палили в небо ракетами, чтобы вызвать или остановить его. Дождь причастен к великим войнам, свадьбам и созданию плаща макинтош. К распаду хараппской цивилизации и Великой депрессии.

 В то же время дождь – явление, которое вдохновляет на открытия и творчество тысячи людей: от Томаса Джефферсона до Курта Кобейна.

Журналист-эколог Синтия Барнетт рассказывает об изменении климата и раскрывает удивительную связь между дождём, всемирной историей, искусством и нашим будущим.

«Тех, кто любит дождь, эта книга зацепит непременно. И неважно, идёт ли речь о строго научных сведениях про испарение и конденсацию, об анекдотичных порой попытках предсказывать погоду или о месте дождя в истории рок-музыки».

(с) Пётр Дейнеченко, GEO

«Дождь стоит того, чтобы ему посвятили целую книгу».

(с) Клариса ПульсонДождь – стихия таинственная и великая, он несёт с собой спасение от засухи и разрушающие наводнения. В разные времена дождю молились и поклонялись; приносили в жертвы маленьких детей, устраивали охоту на ведьм и палили в небо ракетами, чтобы вызвать или остановить его. Дождь причастен к великим войнам, свадьбам и созданию плаща макинтош. К распаду хараппской цивилизации и Великой депрессии.

 В то же время дождь – явление, которое вдохновляет на открытия и творчество тысячи людей: от Томаса Джефферсона до Курта Кобейна.

Журналист-эколог Синтия Барнетт рассказывает об изменении климата и раскрывает удивительную связь между дождём, всемирной историей, искусством и нашим будущим.

«Тех, кто любит дождь, эта книга зацепит непременно. И неважно, идёт ли речь о строго научных сведениях про испарение и конденсацию, об анекдотичных порой попытках предсказывать погоду или о месте дождя в истории рок-музыки».

(с) Пётр Дейнеченко, GEO

«Дождь стоит того, чтобы ему посвятили целую книгу».

(с) Клариса Пульсон

Дождь – стихия таинственная и великая, он несёт с собой спасение от засухи и разрушающие наводнения. В разные времена дождю молились и поклонялись; приносили в жертвы маленьких детей, устраивали охоту на ведьм и палили в небо ракетами, чтобы вызвать или остановить его. Дождь причастен к великим войнам, свадьбам и созданию плаща макинтош. К распаду хараппской цивилизации и Великой депрессии.
 В то же время дождь – явление, которое вдохновляет на открытия и творчество тысячи людей: от Томаса Джефферсона до Курта Кобейна.
Журналист-эколог Синтия Барнетт рассказывает об изменении климата и раскрывает удивительную связь между дождём, всемирной историей, искусством и нашим будущим.

«Тех, кто любит дождь, эта книга зацепит непременно. И неважно, идёт ли речь о строго научных сведениях про испарение и конденсацию, об анекдотичных порой попытках предсказывать погоду или о месте дождя в истории рок-музыки».
(с) Пётр Дейнеченко, GEO


«Дождь стоит того, чтобы ему посвятили целую книгу».
(с) Клариса Пульсон