Золушки на грани

Наследие чечевицы

Не менее занимательно, чем биографические или псевдобиографические книги реальных людей, выглядят жизнеописания сказочных персонажей — если автор придумает для них иную, отличную от устоявшейся роль (Ольга Лукас. «Золушки на грани». М.: Гаятри). Золушка, к примеру, рано осознавшая свое истинное предназначение — быть домохозяйкой, мечтает, чтобы дома было уютно, пироги стояли на столе, дети умытые бегали и вечерами шел душевный сериал. Перебирать чечевицу для нее — истинное удовольствие, потому что кто лучше нее сварит чечевичную похлебку с букетом средиземноморских трав. Но крестная вбила себе в голову, что бедное дитя страдает и мучается, — и вот уже наготове жесткие хрустальные туфли вместо удобных босоножек, и лошади из круглых, как помпоны, домовых мышей, и кучер из кузнечика. Чтобы не расстраивать старушку, добрая девушка едет на бал и прячется от немилого принца за колонной, а сестры и мачеха уговаривают бедняжку потерпеть, хотя потом им придется делать страдалице расслабляющий массаж и отпаивать ее валерьянкой. Впрочем, в книге не одна Золушка, есть и другие: одна — лентяйка и неумеха, другая — суперсовременная особа в джинсах и с сигаретой в зубах, третья — менеджер, разруливающий проблемы с поставкой роз и нерастаможенными каретами. Кроме Золушек в книге присутствуют Алиса, Мэри Поппинс, Герда, Шехерезада, сказки о которых в авторской редакции позволяют узнать много интересного про прекрасных дам.


Ольга Костюкова

Профиль

Ольга Костюкова
Профиль
16 апреля 2007