Золушки на грани

Склад замороженных невест

Ох уж эти сказки, ох уж эти сказочники!.. Дети страсть как любят зачитывать до дыр одну и ту же книжку, а взрослым перелистывать вновь и вновь уже знакомое – смертная скука. Грамотный выход нашла сказочница Ольга Лукас, уже знакомая читателю по забавной мифологии сборника «Индейские калебасни», написанного в соавторстве с Евой Пунш. Это старые сказки, перекроенные на новый лад. Прием не нов, но в данном случае отыгран блестяще.

Когда слышишь название книги – «Золушки на грани», сразу возникает вопрос, а на грани чего? Нервного срыва? И это тоже. Но по прочтении становится ясно, что здесь имеет место еще и другая грань – сказки и реальности. «Когда перед глазами у Алисы поплыли красные круги, на столе появилась пачка сигарет с надписью «Выкури меня!». От курения сосуды немного сузились, красные круги убрались восвояси, и Алиса вновь смогла почувствовать абсолютной счастье».

Золушка и Фея, Лиса и Колобок, Буратино и Мальвина, закодированные сюжетом своей сказки, у Лукаса ведут себя не по регламенту. Золушка то, ковыряя в носу, сидит за печкой и клянчит у мачехи какого-нибудь дельца, то страдает от надоедливой старушонки-крестной, доставшей ее волшебством, то носится по дворцу, обтяпывая делишки, а потом влюбляется в собрата по труду… церемониймейстера. Кстати, сюжет Золушки развит по семи, если не больше, сюжетным линиям (вспомним фильм Тома Тыквера «Беги, Лола, беги!»). Дидактичные картонные фигурки очеловечены, сюжетные повороты прямо-таки «выносят на встречную полосу», а финалы, далекие от пресного «добра наживать», создают эффект остановки авто в миллиметре от столба. «Понятно, что за осмотр потенциальных принцесс тоже надо платить. Так что некоторые циники ходят полюбоваться на спящих страшилок просто так, без матримониальных последствий. И называют склад замороженных невест кунсткамерой».

Невстретившиеся Лиса и Колобок, как разведенные супруги, сидят в кафе, размышляя о былом, точнее, о несбывшемся. Несмеяна, как всегда, не смеется – ей сделали пластическую операцию. Стрекоза выходит замуж за прагматичного Муравья – тоскливо, однако, в его норке. Шахерезада ночью выходит в сеть интернет – надо бы испытать свои сказки на виртуальных поклонниках. Впрочем, среди этих сказочных экзерсисов есть и два независимых рассказа. Это «Хотелось бы сказать», прелестный по иронической наивности внутренний диалог пса с пьяницей-хозяином (вспомним Шарикова): «А еще у людей есть странная особенность – метить территорию едой изо рта. Мой хозяин так иногда делает. Но всегда выбирает какие-нибудь жалкие, никому не нужные места». Еще «Десять белых людей» – фантасмагория о перемалывающем в себе тысячи людей жернове крупного холдинга.


Елена Семенова

Независимая газета

Елена Семенова
Независимая газета
22 февраля 2007