Золушки на грани

Снегурочка из силикона

Современному автору приходится выбирать: либо писать о том, что происходит здесь и сейчас, либо продолжать традицию "игры в бисер", преумножая плоды интеллекта. Попытки объединить одно с другим редки, и любая из них заслуживает внимания. Дебютный сборник рассказов Ольги Лукас - один из таких опытов.

Книжка "Золушки на грани" - не просто проза, а концептуальный проект. Поэтому здесь должен был присутствовать сопроводительный текст, в котором модный критик или близкий знакомый дебютантки сообщал бы нам, что Ольга Лукас - экстраординарное явление, которое пришибло на месте даже искушенного читателя. Такой текст отсутствует. Книга вообще лишена рекламных довесков, включая броские хвалебные отзывы на задней стороне обложки. Вместо них есть несколько надписей, имитирующих стилистику газетных заголовков: "Финансовый прорыв Свинопаса: что за этим стояло?", "Король обнажился в присутствии народа: эксклюзивные гравюры!", "Стенограмма Личной беседы Лисы и Колобка". Симпатичная подача заставляет сделать вывод, что новинка предназначена не для раскрутки автора и не для выколачивания денег, а замысел интересен.

Можно было бы сказать, что короткие истории Лукас построены на эксплуатации одного и того же приема. Дебютант перетолковывает хрестоматийные сказочные сюжеты, сталкивая знакомых с детства персонажей и обстоятельства современной жизни. Такое занятие само по себе вовсе не гарантирует успеха. Однако игра, в которую играет Лукас, отличается важным качеством - осмысленностью.

Новоиспеченная сказочница повествует о незавидном будущем лягушки, выбравшейся из сливок, об интеллектуальном брате трех поросят по имени Неф-Неф, который спровоцировал волка на разрушение воздушного замка, о Несмеяне, чья мимика ограничена из-за пластической операции, о силиконовой Снегурочке и об Оле-Лукойе, прожившем тетушкино наследство. Незнайка оказался единственным нормальным ребенком среди карликов, а у Кристофера Робина в отличие от Винни-Пуха и Пятачка не было сайта, потому что ему еще не исполнилось тринадцати. Сквозной нитью проходит обрабатываемый в современном ключе сюжет о Золушке: она стала преуспевающим стилистом, она нервно курит на балу, ей надоела комфортная жизнь у мачехи, и она надеется, что коробка из-под сигар превратится в вертолет.

Лукас делает то же, что и все актуальные писатели: она говорит о нашем времени, используя для этого не самые очевидные средства и добиваясь того взгляда извне, ради которого и существует литература. Не все рассказы одинаково остроумны, но во всех писателю удалось уловить дух эпохи. Неназойливо, двумя-тремя фразами Лукас показывает, что умеет работать с современной разговорной речью не хуже какой-нибудь Анны Козловой. Найдя свой метод, Лукас могла бы удовольствоваться ролью умного ирониста, но в книжке присутствуют еще ностальгия и пафос. Все-таки жаль, что те времена, когда сказочные события разворачивались по каноническому сценарию, миновали. А финальный рассказ "Случай в электричке" убеждает: на серую современность можно смотреть как на унылую декорацию, которая рушится от соприкосновения с чудом.


Кирилл Решетников

Газета

Кирилл Решетников
Газета
16 февраля 2007