Здравствуйте, я пришел с вами попрощаться

Световая истерика Дмитрия Воденникова

К книге

Спустя полторы недели после выбора Дмитрия Воденникова «королем поэтов», состоявшегося 7 октября в Политехническом музее, последовала презентация его книги «Здравствуйте, я пришел с вами попрощаться». Прошла она в столичном клубе «Шестнадцать тонн» и была объединена с необычным мультимедийным проектом в трех действиях. Состоялись: пресс-конференция; видеоинсталляция портретов Воденникова, сделанных «глянцевым» фотографом Владимиром Широковым; совместное выступление поэта и группы „Рада и Терновник“, солистка которой говорила на пресс-конференции об органичности этого содружества, поскольку стихи Дмитрия отличают «внутренняя музыка» и близкая ей «пугающая пронзительная интонация».

Для текстов Воденникова — как поэтических, так и прозаических (на пресс-конференции он уточнил, что второе определение условно, поскольку эти тексты взяты из Живого Журнала, он «не работал» над ними как традиционный прозаик) — характерны такие слова и словосочетания, как «вершина», „победитель“, „неземной и нездешний“, „бессмертный“, „единственный“ „герой“, «вырвавший себя из общей судьбы рода» и ставший «космической сиротой в этом мире насилия и наживы». Его максимально приближенный к автору лирический герой занимает классическую для романтизма позицию между Высшим и толпой, в силу чего его правда выражает «общую».

Воденников работает с образом поэта-пророка, потерпевшего крах еще в Серебряном веке, привлекая для его реабилитации присущие авангарду методы смешения жанров искусства — с расширением и использованием их согласно условиям времени. В итоге он все полнее реализует предсказанный еще Блоком образ поэта-»артиста», провоцируя полемику о современных поэтических стратегиях, балансирующих между артистизмом, переключающим внимание на образ и личность автора, и работой со словом, во многом предполагающей следованию за ним как «вещью в себе». Внутри этого мы имеем сегодня множество стратегий, со всеми присущими им плюсами и издержками, одной из которых является попытка превращения лидеров в артистических звезд — закономерный итог повальной политики трансформации поэтического выступления в шоу, угаданной Воденниковым на заре этого движения.

Новую книгу, названную Дмитрием на пресс-конференции «своей лучшей», отличает акцентирование на связке «поэт и толпа». Ее герой успешно отстаивает личную «зону живого смысла» и реализует свой призыв „ничего не бояться“, поскольку человек — это «в небо столб», должен и может «быть счастливым». Однако здесь характерный для романтизма упор на жизнестроительство отличает не только заявление, что приобщиться к написанной после прохождения путем сказочного героя «книге-ученью», „книге-завету“ может только такой же герой, но и напоминание в „подпольном журнале“, что есть «герои» и есть «хвостатые оборотни». Иными словами, происходит окончательный отказ от образа поэта-пророка в пользу поэта-артиста, отраженный, видимо, в названии книги, в отношении которой Воденников в ходе пресс-конференции уточнил, что она не «световой коридор», как говорят иные, а «световая истерика».


Независимая газета

Независимая газета
25 октября 2007