Заяц ПЦ

Семьдесят маленьких трагедий

Я встречал довольно много отзывов о зайце ПЦ. Преждe чем попасть в книжку, этот заяц давно прыгал по Сети — и я замечал его на самых разных сайтах. Среди его делянок было даже место под названием «Умора.ру».

Так вот, разглядывая ныне вышедшую книгу, я понял важную вещь. Все остальные скажут, что это очень веселые юмористические комиксы. «Прикольно», скажут одни. «Улет», скажут другие. «Шиза», скажут третьи. Шиза-то оно, конечно, шиза, но должен оказаться один человек, которому не страшно оказаться городским сумасшедшим. Это я.

И вот что я скажу: это безумно страшная книга. Я бы продавал ее в целлофане, для проверки заглядывал бы в глаза покупателю — как у него там, нет ли депрессии или прочего экзистенциального ужаса. Потому что как совы Дэвида Линча не совсем то, чем они кажутся, этот сборник тоже не совсем комиксы. И будто детям дали вместо смешных воздушных шариков осциллофаф. Осциллограф несколько более сложная игрушка, и хоть может иногда принести больше радости, чем воздушные шарики, может и ударить током. Вам продали гораздо лучший мех, но он опасен.

Воображаемые друзья зайца с как бы неприличным именем ПЦ тревожны — все эти Ф. и Щ., и уж куда страшнее, говорящая свиная отбивная с горошком, из которой вилка и нож торчат вовне, из свиной отбивной — в мир, а не так, как их обычно, - внутрь тарелки.

В картинках зайца ПЦ и его плоских видениях, как в кляксах Роршаха, всякий может увидеть свою жизнь, и не факт, что он развеселится. Мое мнение об этом психоанализе, вслед Даниилу Хармсу, кратко: путешествуя внутрь себя, «не заезжай слишком далеко, а не то увидишь этакое, что потом и забыть будет невозможно. А если что-либо сидит в памяти слишком упорно, человеку делается сначала не по себе, а потом и вовсе трудно поддерживать свою бодрость духа». Семьдесят, трагедий, случившиеся в голове несчастного зайца, вовсе не так смешны, как кажутся. Это одиночество в толпе, беседы с демонами собственного сознания — не для офисной плесени.

Это офисные работники, что пересылают друг другу комиксы с Гарфилдом, Стефана Пастиса (и правда, чудесного со своими крокодилами, свиньями и зебрами), финскую польку в исполнении Вики и Вагнера, придуманных Юбой Туомала, или какого-нибудь Дильберт Адамса Скотта, не очень понимают, что заяц не мужицкий, и вовсе не смешной. И может быть не стоит друзей-то приглашать, что в мир приходит гений, не тешить, а мешать, и страшно он смеется, etc.

Но люди гогочут, и, в общем, это правильно — куда деваться, когда страшно. Оно и видно — умора.


Владимир Березин

Книжное обозрение

Владимир Березин
Книжное обозрение
13 августа 2007