Все там будем

«Миражи не башляют»?

К книге

«...все мы один человек, и зовут его Матвей» - так заканчивается миниатюрно-гармоничный, как кристалл, роман-перл не так давно, но прочно занявшего свое место в литературе молдавского журналиста Владимира Лорченкова – «Самосвал», издательство «Гаятри (Live book)».

Интересно, что автор романа, творчески агрессивный и эстетически нахальный, не искал реализации в занятых литературных нишах, а создал свою. Остается только надеяться, что в нашем новом мире всеобщего непонимания новация где-то получит адекватную оценку.

Впрочем, может, это мне только так кажется. Прочитав романчик с упоением, подумал: ведь если есть литература женская, причем столь талантливая, что и мужского побудительного зачатия за ней не видно, должна же быть литература мужская?

Лично я на этом месте трусливо умолкаю, тут вступает неумолимый мучитель журналиста – общественное мнение. Чтоб не связываться с ним, прячусь за цитату: «Ну да, думаю я, потому что я и есть настоящий мужик. Потому что, чтоб вас, настоящий мужик это тот, который трахает баб, кормит ребенка и пытается хоть как-то наладить свою жизнь и отношения с этими бабами – пусть одна из них и мертва – и вообще с самим собой. А тот, кто несколько лет дрочит в казарме под неприятно колючим шерстяным одеялом, носится как полудурок с автоматом по полигону и только и делает, что позволяет командовать собой кому ни попадя, тот вовсе не мужик. Просто дерьмо собачье».

Выписано феерически. Как и многие другие составляющие романа, типа граней кристалла, чисто бытовые. Но доведенные до завершающего абсурда талантом автора и молдавской реальностью, жестоко пародийной по отношению к российской. Абсурда, в котором остаться человеком трудно, не то что мужиком.

Чтоб оставить интригу для читателя, не буду раскрывать фабулу. На мой субъективный взгляд, романчик местами и в целом столь же фантастический, сколь и чисто женское произведение о феерической карьере обычной проститутки - сначала в валютную, потом через серию все более удачно-моментальных замужеств в крупного масштаба бизнес-леди. Возвращаясь к теме, выражу необходимое сомнение. Ну не может мужчина в одиночку воспитать ребенка, хотя это определенное веяние времени. Но автор и в этом вопросе представил ответ, описав, как он едва не утопил собственного сына.

Таких необходимых граней избранной им судьбы в книге несколько, и, кажется, они составляют исчерпывающий набор, не забыто ничего, начиная с ненависти к бабушкам, кои калечат дитя, но справедливо держат одинокого отца за недоумка. Одно название «Самосвал» достойно описательного исследования, столь мощной ассоциативностью оно обладает. Настоящий мужчина (в понимании автора – см. выше), кто воспитал сына, не забыв собственное детство, поймет однозначно. Читателям другого типа или просто читательницам придется учиться понимать того, кто рядом.

«Аллилуйя, малыш, аллилуйя, давай воспоем хвалу твоей маме, ведь она оставила мне тебя, наверняка, как только женщины умеют, с целью мелко и бестолково отомстить, а получилось все совсем не так, получилось, что с тобой друзья не разлей вода, и даже призрак твоей мамы нас теперь объединяет, а вовсе не стоит между нами прозрачным стеклом, которое отгородило нас в московском отеле...»

Привет с того света, цитата из найденного дневника: «Книга, книга, книга, талдычит Он, как попугай. Глупец! Он не понимает. У Него под рукой – самая интересная и увлекательная книга в мире. Это я. Научись Он читать ее, переведи на язык письма, может, у Него и получилось бы когда-нибудь написать что-то стоящее. Единственная книга, это я, милый».

Хотя «самая интересная и увлекательная книга в мире» - жуть и счастье в одном флаконе, мне кажется, у Него получилось. Впрочем, это все лишь мое частное, субъективное мнение. Мне тоже нравится домысливать то, что будет после точки невозврата.


Лев Московкин
Московская Правда


Московкин Лев
Московская Правда
12 апреля 2008