Убийства мальчиков-посыльных

Дело о грезах в лабиринте

«Прошу вас, избегайте того, что просто понять... Это вообще редко заслуживает внимания». Сложно сказать, получилось или нет у героя последовать этому доброму совету, — переплетения простоты и сложности в романе такие, что никому мало не покажется, но это и не важно. В конечном счете юношу здорово надули — нечего прислушиваться к добрым советам в городе, напоминающем лабиринт, где жители выражаются пугающе похожими конструкциями и по давней и уважаемой традиции дружно молчат, когда случается что-нибудь плохое. Особенно если вы расследуете серию убийств.
Казалось бы, не осталось такого жанра, с которым жаждущие свежести и новизны беллетристы еще не успели смешать детектив, — но современная турецкая писательница Перихан Магден однозначно переплюнула здесь всех экспериментаторов. «Убийства мальчиков-посыльных» — это ни много ни мало как хорошо приперченный абсурдом детективный магический реализм. Не имитация магического реализма, не имитация детектива, а именно полноценная смесь двух этих почти взаимоисключающих литературных веществ. После отчисления из консерватории (завалил несколько предметов, устроил пожар, довел преподавателя до нервного срыва) главный герой, молодой человек тонкой и непредсказуемой душевной организации, возвращается в родной город — «один из древнейших лабиринтов в мире». А в городе беда: кто-то изничтожает его главную гордость — одного за другим убивает полученных в результате новейших достижений генной инженерии мальчиков-посыльных. Вынашивают их самые здоровые, красивые и умные женщины города, оплодо¬творенные семенем ученых и духовных лидеров, в два года они уже умеют читать и писать и сами придумывают себе имена из книг, их одежда всегда безупречно чиста, а специальные инъекции помогают им до конца дней выглядеть очаровательными шестилетними малышами.
И вот кому-то понадобилось истреблять такое совершенство. Разрешить кошмарную загадку сможет только чело¬век из города и в то же время не из города — знающий, так сказать, реалии, но со свежим взглядом. То есть наш неудавшийся музыкант, который меньше всего на свете хотел расследовать убийства — но пришлось.
Получился роман-греза с уликами, подозреваемыми, ложными версиями, девятитомными биографиями дрессировщиков лошадей, загадочными карликами, умирающими обезьянками, сюрреалистическими разговорами, после которых в кармане находишь стеклянный глаз собеседника, иллюзиями, бытием, клинически необъяснимым в своей простоте, — и удивительно живыми, теплыми и интересно рассуждающими персонажами. (А благополучно поселить живых и теплых персонажей в абсурдном городе-лабиринте — на это нужно особое писательское умение.) Читать «Убийства мальчиков-посыльных», благо книга совсем небольшая, необходимо залпом: набрал в грудь воздуху, нырнул, проплыл меж причудливо колеблющимися водорослями, мрачными останками кораблей и стайками неизвестных науке рыб, вынырнул, выдохнул. Одна малейшая пауза — и удовольствие уже будет не то: начнете рефлектировать, анализировать и поминать всуе Борхеса. А там, где надо просто погрезить и получить удовольствие, это совершенно ни к чему.

Мария Мельникова
Книжное обозрение
29 сентября 2008