Трикстер, Гермес, Джокер

Трикстер, Гермес, Джокер

В книге Джима Доджа смешались несколько узнаваемых культурных паттернов, пришедших и из литературы, и из мифологии, и из кинематографа. Одним из них является «роман воспитания». С достойным хроникера вниманием к деталям и датам автор начинает историю с момента появления на свет главного героя, Дэниеля Пирса. Не знавший своего отца (как и его мать, бежавшая из церковного приюта сразу после родов), Дэниел вскоре попадает под опеку настоящего тайного общества «АМО – Альянса магов и отщепенцев». Не затрудняя способного юношу предметами из школьной программы, организация обучает его искусству смуты и переворотов, инженерному проектированию и каллиграфии, а затем и более серьезным дисциплинам – духовным практикам, взлому сейфов, перевоплощениям и игре в покер. А самообразованию героя поможет «система несистематизированных библиотек», принадлежащая Альянсу.

Заметны в книге и черты плутовского романа – похождения большей части персонажей книги расходятся в ладах с законом. Важно, что при этом акцентируется не противостояние с правоохранительными органами и правительством, а существование иных, не основанных на юридических нормах, отношений между людьми.
Наличие могущественной и загадочной организации, объединяющей в романе тех самых плутов: «не преступников, а отступников» - еще один распространенный литературный конструкт, пусть и характерный для более позднего времени.
Конспирологические традиции соседствуют с алхимическими. Вскоре действия героя обретают цель – похищение и разгадка тайны гигантского Алмаза. Парадоксальным образом едва сюжет становится чуть сложнее описания образовательных практик Дэниеля Пирса и приобретает некоторую интригу, автор растерянно сбивается на скороговорку, погружается в псевдофилософские и квазирелигиозные размышления и прочую герменевтику, стараясь одновременно придать больший смысл и своему тексту. Старания явно излишние, так как обаяние книги не в идеях, вкладываемых туда автором, а в запоминающихся образах персонажей книги: помоанского индейца Джонни Семь Лун, Великого Вольты – бывшего гимнаста и специалиста по трюкам с исчезновениями, духовного учителя по прозвищу Бешеный Бык, Улыбчивого Джека и других симпатичных и не очень личностей, а также привлекательности житейских историй, происходящих с ними.

Несмотря на провальное окончание, большую часть книги автору удается умело переплавлять древние мотивы на современный лад, создавая перед восторженным читателем новую мифологию и новую магию. Чему должны позавидовать авторы фэнтезийных романов, которые застряли в средневековых мирах, населенных принцессами, и драконами.

Сергей Шикрев
Журнал "Если"
01 ноября 2008