Траумновелле

Почувствуйте себя гением

Вернуться к книге

Иногда это название переводилось «Роман-мечта». Иногда — «Новелла снов». Говорят, именно такое выбрал для своего перевода Осип Мандельштам. Перевод утрачен, или даже не был закончен, но по Москве ходит легенда, что где-то он все-таки существует. Увы, современным русским читателям придётся удовлетворяться этим.

А вот почему перевод Мандельштама не был выпущен в свет тогда, в 30-е годы, понять достаточно просто. Шницлера, уже известного в России среди определенной интеллигентской прослойки, популяризировал не кто-нибудь, а сам Лев Давыдович Троцкий. Его хвалебная статья «Об Артуре Шницлере» была опубликована еще в 1902-м году, а переиздана в 1926-м, в очередном, 20-м томе полного собрания сочинений этого политика, в составе книги «Проблемы культуры. Культура старого мира». Что уж тут сказать!..

Этот перевод мил, и не более того. Издатели говорят, что специально требовали от переводчицы «донести венский дух сецессиона». …Там венский дух, там Веной пахнет! Простите, судить не могу, в начале XX-го века меня там не было. Читать довольно скучно, даже не из-за перевода, а потому что сам роман довольно-таки скучен. Видно, где ночевал Гофман, где модернисты, что откуда взято. Недаром, автора так любили Т. Манн и С. Цвейг, которых с прелестной симметрией не любил В. Сирин. Даже пару раз выдвигали на Нобелевскую премию, впрочем, не за этот опус, а за драматургию.

Да, еще надо заметить, что для своего времени роман «очень смелый» — в сексуальном отношении. Тут не удержусь и процитирую одного современного исследователя, Пола Ферриса: «В Вене заниматься легкомысленным сексом было достаточно легко. Один венский писатель, пользовавшийся большим уважением Фрейда и отвечавший ему взаимным уважением, Артур Шницлер, профессионально занимался невротической страстью и ее мрачными последствиями — почти как Фрейд. Но он принимал в исследованиях непосредственное участие. На шесть лет моложе Фрейда, сын врача, врач-самоучка, он еще до двадцати лет начал преследовать продавщиц. Его работы — это то, что мог бы написать Фрейд, имея более свободный нрав». Как хорошо, что Фрейд не стал писать романы!

Все, кроме литературоведов, и забыли бы о существовании «Траумновелле», если б не удивительное стечение обстоятельств. Случилось так, что однажды, в конце 60-х, эта книжица попала в руки Стенли Кубрику. И что-то его зацепило. Тридцать лет он вынашивал замысел своей новой работы. Он переименовал героев, перенес действие в современный Нью-Йорк, переписал диалоги, почти полностью переделал сюжет. И снял свой последний, самый, наверное, загадочный и чудный фильм: «С широко закрытыми глазами».

Так что послесловие к изданию, которое я держу в руках, писал кинокритик из журнала «Искусство кино». Писал не о книге, а о фильме. А на четвертой странице обложки две фотографии: автора и Стенли Кубрика. И читать «Траумновелле» — с огромным интересом! — будут киноманы, любители Николь Кидман и Тома Круза.

На самм деле, этому второсортному роману второстепенного австрийского писателя очень повезло. Сначала его переводил едва ли не лучший поэт XX-го века, потом не просто заметил, но использовал настоящий гений. Почувствуйте себя гением — попробуйте прочесть Шницлера!

Вернуться к книге

Дмитрий Чернышев
Питерbook : Круг Чтения
03 сентября 2007