Траумновелле

Рецензия на "Трумновелле" Артура Шницлера

В издательстве "Гаятри" вышла книга австрийского врача и писателя, последователя Зигмунда Фрейда Артура Шницлера "Traumnovelle". В этой тоненькой книжице с немецким названием, которое примерно переводится как "Новелла снов", не было бы ничего особенного (разве что литературоведы сочли бы ее выход косвенной данью уважения Зигмунду Фрейду, чей полуторавековой юбилей все австрийцы и психоаналитики отмечают в нынешнем году), если бы не одно "но".

Дело в том, что по "Traumnovelle" снял свой последний – неоднозначный, скандальный, но безусловно запоминающийся – фильм загадочный и великий режиссер Стэнли Кубрик. И назвал его "С широко закрытыми глазами".

На презентации книги в "FAQ-Кафе" много говорили о зашифрованных в фильме фрейдистстских символах и подтекстах, попавших на экран прямиком из новеллы Шницлера. Разумеется, в книге герои выглядят, говорят и даже зачастую ведут себя иначе, нежели персонажи, воплощенные в фильме тогдашней Главной Звездной Парой Голливуда – Николь Кидман и Томом Крузом. Они носят другие имена. Нет в книге и сакраментальной непристойной фразы, завершающей фильм: в начале прошлого века в Вене представители просвещенных классов общались более сдержанно даже наедине. "Traumnovelle" восхищался Томас Манн. Фашистские газеты называли Шницлера "еврейским декадентом", а его произведения считали пустяками, "основанными на эротических эффектах".

Однако центральный эпизод картины Кубрика – посещение главным героем маскарада-оргии – придуман Шницлером. Правда, до конца остается неясным, хотел ли австрийский фрейдист представить эту сцену как имевшую место в реальности или пригрезившуюся главному герою во сне, подлежащем научному толкованию.

Итак, преуспевающий венский врач танцует с женой на балу, потом едет к пациенту, который умер, не дождавшись его прибытия, а потом как-то незаметно соскальзывает в водоворот странных и неприятных событий с мистическим подтекстом. Супруге его тем временем тоже снятся сны с легким оттенком непристойности, в которых она – то ли в порыве чистосердечного раскаяния, то ли желая спровоцировать конфликт – признается супругу.

Артур Шницлер плетет интригу, и уже становится интересно – какую же мораль пытался заложить в свое произведение этот фрейдист, какой вывод следует из всех пертурбаций, через которые он считает должным провести своего героя. В конечном итоге выясняется, что все это было придумано только с одной целью – заставить супругов осознать хрупкость человеческих отношений, значение «подсознательного» и несомненную важность брачных уз. В конце концов – почему бы и нет.


Вероника Гудкова

NewsInfo

Вероника Гудкова
NewsInfo
14 сентября 2006