Смерть автора

Рецензия на "Смерть автора" Марии Елифёровой

Не успела книжка появиться в продаже, как в гуманитарных кругах прошел слух: девушка с филфака написала филологический триллер, который тревожным напряжением затмит бессмертные шедевры Брэма Стокера и Мэри Шелли, а изысканностью полета мысли конкурентоспособен рядом с такими столпами как Густав Майринк и Герман Гессе. Действительно, на книжных прилавках можно обнаружить блестящий материал, претендующий подвинуть авторитетов интеллектуальной беллетристики.

«Смерть автора» построена как подшивка документов, касающихся судьбы некогда успешного романа и его загадочного героя. Газетные вырезки, частная переписка, дневники лиц, оказавшихся замешанными в этой темной истории. Рядом с неизвестными статистами мелькают знакомые всему миру имена – Сомерсет Моэм, Вирджиния Вулф, Герберт Уэллс. События, разложенные в хронологическом порядке – от скупых газетных заметок до претенциозных дневников – увлекают в мир далекого прошлого, где появление вампира из Восточной Европы не то, чтобы не шокирует, но кажется вполне допустимым.

Унылый Лондон 1913 года. На пике популярности – мистерия Алистера Моппера «Мирослав боярин», повествующая о зловещем мадьяре и его необыкновенных приключениях. О книге спорят критики, кинокомпания берется за экранизацию, таблоиды наперебой смакуют подробности, и тут писатель предъявляет изумленной публике прообраз своего героя – некоего балканского эмигранта. Хоть и ни капли не похожий на инфернального злодея из бестселлера Моппера, загадочный Мирослав по фамилии Эминович становится лакомым кусочком для прессы и восторженных читателей. И, что же, новый франкенштейн выйдет из-под контроля? Нет, сюжет развивается своим чередом. И чем больше мы погружаемся в текст, тем страшнее оставаться наедине с книгой в поздние вечерние часы.

Пред нами – превосходная литературная игра, умело совместившая детективный саспенс, ужасающую мистику, исторические мотивы (не без стилизаций, выполненных со знанием дела) и даже романтическую линию. И, успешно миновав все уровни и блокпосты этой игры, стоит вернуться к началу романа, где в эпиграфе стоят слова Честертона: «Правда – это то, что вы видите, но не желаете верить». И, может быть, снова перечитать.

Есть еще одна интересная штука. Людей с расширенным кругозором некоторые моменты в повествовании могут насторожить – несовпадения дат и обстоятельств. Дабы избежать недоразумений, сразу поясню – в романе изящно спрятано 10 анахронизмов, и читателям предлагается поучаствовать в интеллектуальной викторине «20 century quiz», главным призом для самого внимательного станет турпоездка на родину графа Дракулы, одного из главных прототипов Мирослава-боярина. Вот такой интерактив.

К осени издательство обещает вторую книгу Марии Елиферовой. Можно быть уверенным в том, что те, кто успеет за лето прочесть «Смерть автора», новинку будет ждать с некоторым нетерпением. И, дай бог, она доставит не меньшее удовольствие всем литературным гурманам и эстетствующим интеллектуалам.

Писатель пустил в потолок кольцо дыма и вынул трубку изо рта.
- Солнечный свет прогоняет темноту, - проговорил он, - но он не в силах заглянуть внутрь сердца человека. И при свете дня там остается мгла.



Дюк Митягов

Ваш досуг

Дюк Митягов
Ваш досуг
24 августа 2007