Смерть автора

Мария Елифёрова: «Дракула Брэма Стокера - совершенно картонный персонаж»

— Первый и, пожалуй, наиболее ожидаемый вопрос: почему вы избрали для своей книги именно тему вампиров?
— Строго говоря, мой роман не о вампирах. Отношения Мирослава и Алистера Моппера - метафора творчества: герой пьет кровь автора. А вообще, я, конечно, полемизировала с Брэмом Стокером, но и только. Дело в том, что я почувствовала себя несколько надутой, когда прочитала «Дракулу». Потому что ожидала, что это будет история человека из прошлого, очутившегося в нашем современном времени. А Дракула Брэма Стокера — совершенно картонный персонаж, ничем не напоминающий исторического Влада Цепеша, фигуру очень интересную. Мне стало понятно, что про Цепеша до сих пор не существует достаточно внятного романа. И я попыталась написать такой роман.

— То есть вас привлекла конкретно фигура графа Дракулы?
— Да, но именно как историческая личность. Поскольку фигура это крайне небанальная. Во всех отношениях, начиная от внешности и заканчивая мышлением и поведением. Известны замечательные афоризмы, которые он произносил. И, разумеется, это превосходный материал для художественной литературы, который лежал неиспользованным.

— И все-таки вернемся к вампирской теме. Часто случается, что автор предполагает, а читатель располагает. И ваша книга воспринимается большинством читателей именно как роман о вампирах.
— Меня это не смущает, потому что Мирослав и есть вампир. И идею моего романа это совершенно не сужает, как не сужает идею «Преступления и наказания» то, что Раскольников — студент. Разве можно сказать, что Достоевский написал роман из жизни студентов? И «Смерть автора» — скорее все-таки роман о писателе, который написал роман о вампирах.

— А на какие источники вы опирались во время работы над книгой? Кроме, естественно, Стокера?
— Ну, один источник совершенно очевиден — это русская «Повесть о Дракуле-воеводе», написанная в кон-це XV века. Многие моменты взяты прямо оттуда, хотя, естественно, адаптированы. А если речь о чисто технических моментах английского быта начала XX века, то я даже смотрела в Интернете карту лондонского метро 1900-х годов, чтобы знать, какие станции уже существовали, а какие еще нет. Но поскольку я англист по специальности, то само собой подразумевалось, что многое я уже знаю.


Беседовал Дмитрий Малков

Книжное обозрение

Дмитрий Малков
Книжное обозрение
13 августа 2007