Диалоги

Мода на диалоги. Семь книг в жанре интервью: заново открываем законы жанра?

Интервью, диалог, беседа — жанр сиюминутный, ускользающий, хитрый. Одно интервью — это попытка поймать за хвост Жар-птицу, в руке в лучшем случае остаётся перо или два, несколько десятков разговоров под одной обложкой — это веер из перьев, ценный документ для орнитолога.

Меньше чем за полтора года вышло несколько отечественных книг интервью. Что говорит об интересе публики, а значит, и издателей к этому документальному жанру.

Хотя опубликованный диалог — это не тот первоначальный живой текст, а переписанный перед публикацией журналистом, его собеседником, редактором. Поэтому в предисловии этих книг многие интервьюеры говорят о своей роли не только посредника, но и соавтора или даже автора текстов.

В моё поле зрения попало семь сборников диалогов. Все они разные — по темам, кругу героев, методу исследования, охвату материала... Я решила рассмотреть их по нескольким параметрам: 1) опубликованный диалог — это не тот первоначальный живой текст; 2) как книга складывалась; 3) соседство текстов под одной обложкой; 4) построение разговора; 5) на кого книга рассчитана; 6) тираж — позиция издателя, ориентация на круг читателя.


Владимир Березин. Диалоги. Никого не хотел обидеть — М.: Livebook/Гаятри, 2009. — 640 с.
Писатель, журналист, критик Владимир Березин выпустил сборник своих сетевых разговоров.

1. Опубликованный диалог — это не тот первоначальный живой текст: в предисловии «Эхо своего голоса» автор сообщает: «…только кажется, что разговор из жизни или из Сети можно безболезненно перенести на бумагу. Сразу обнаружится, что это дрянь, спитой чай. Диктофонная запись разговора — экание, мекание, странный порядок слов. Всё это надо переписывать, править. <…> Это решает и вопрос авторского права, а также особый вопрос анонимности».

2. Как книга складывалась: из материала «Живого журнала» автора.

3. Соседство текстов: собранию разговоров предпослано название «Несколько диалогов с пониманием о жизни и прочих важных вещах». Каждый текст идёт под римской цифрой, иногда после неё следует многоточие. Последний диалог пронумерован цифрой М (1000). Темы самые разнообразные — от литературы до автомобилей, двухстрочные афоризмы соседствуют тут с пятистраничными эссе.

4. Построение разговора: в большинстве текстов есть сюжет: завязка — кульминация — развязка, другие производят такое впечатление, будто входишь в комнату и застаёшь середину или даже концовку длинного разговора. В книге нет фабулы и постоянных персонажей, кроме berezinа, всё тут держится на интонации.

5. На кого книга рассчитана: на пользователей ЖЖ, молодых читателей, исследователей феномена массовой культуры.

6. Тираж: 2000.

Полностью текст: http://www.chaskor.ru/p.php?id=7055

Елена Калашникова
Частный корреспондент
09 июня 2009