Диалоги

Никого не хотел обидеть

Владимир Сергеевич Березин

Цена: 150 руб.

Купить на Озоне

Купить в Лабиринте

Купить в Read.ru

Купить в Гиперионе

Купить в 28oi.ru

ISBN: 9785968901668
640 страниц
Формат: 84*108/32, твердый переплет
Вес: 598 грамм
Книга выполнена в форме диалогов (автора с невидимыми собеседниками). Каждый диалог – это юмористическая или философская миниатюра, мини-эссе, развёрнутый афоризм. В предисловии автор благодарит своих виртуальных собеседников (по Живому Журналу), с которыми он эти самые диалоги и вёл.
Подзаголовок книги – "Никого не хотел обидеть" – намекает, вроде бы, на то, что всем тревожным людям, даже и не знакомым с автором, нужно срочно прочитать то, что он написал и найти оскорбительные для себя пассажи. Найти, конечно, можно всё, но подзаголовок является всего лишь творческой переработкой традиционной фразы, которой Владимир Березин завершает все свои записи в Живом Журнале – "Извините, если кого обидел".

"Отчего же не издать книгу? Хотя бы и книгу, составленную из диалогов – именно потому, что это способ сохранения голосов. Книга живого голоса может быть прекрасна. Её иногда начинают превращать в роман, выламывая руки дневнику и письмам. Мне это кажется неверным. Единицей издательской деятельности сейчас является роман. И, действительно, обществу нужен роман как времяпрепровождение. Общество вынуждает пишущего стремиться к роману, это насилие омерзительно и ужасно. Кстати, Чехову намекали, что нужно, нужно писать роман. Это может помешать говорить своим голосом. Стремление к «роману», увы, поддерживается человеческой психологией – потому что за несколько веков роман стал синонимом чего-то значимого, весомого. Но потерю тональности не заменит никакая долгота звука. Но только кажется, что разговор из жизни или из Сети можно безболезненно перенести на бумагу. Сразу обнаруживается, что это дрянь, спитой чай. Диктофонная запись разговора – экание, мекание, странный порядок слов. Всё это надо переписывать, править.
Механически записанный, голос становится безобразен и скучен, как высохшая на прибрежной гальке медуза. Его нужно переписать. А потом переписать ещё раз. И вот постепенно слова теряют отпечатки губ, оборачиваются бумагой, и вот они уже совершенно другие – как диалоги в пьесе. Актёры ушли куда-то, острое словцо повисло в воздухе, потеряв своего автора. Идеи, прозвучавшие в разговоре, изменились, выросли, как дети в чужих семьях. Нет, фотографическое изображение разговора невозможно – оно всё равно превращается в живопись передержками, муаром, особой техникой печати. Всё изменено, и никакое устное слово невозможно удержать на бумаге. Слова расползаются, как насекомые из-под шляпы Волшебника.
Потому то, что перед вами – только отзвук голосов, только эхо. Слово изреченное бежит по воде, ползёт белкой по стволу, а как схватишь его рукой – обращается в прах. Это решает и вопрос авторского права, а так же особый вопрос анонимности. Кто-то рассказывал мне, что долго искали девушку, родившую на поле Вудстока – да так и не нашли. И то верно – каково признаваться в этом повороте биографии, если жизнь устоялась и вполне буржуазна. Случайный разговор, сохранённый Сетью, может если не поломать жизнь, то испортить настроение. Кому нужна выплывшая много лет спустя невинная ложь, и даже невинный флирт? Включается боязнь кого-то обидеть, потому что люди меняются стремительно, и вот уже твой собеседник стыдится ночного застолья, а пригожая вакханка превратилась в мать семейства.
Настоящий драматический диалог не получается, если его механически перенести из настоящей беседы. Это как выведи на сцену настоящего сантехника – человек он хороший, но сантехника в спектакле вряд ли сыграет."

© Владимир Березин


[прочитать фрагмент]

[Диалоги с Березиным-live!, 13 января 2009]


Рецензии: