Многобукаф. Книга для

Мы рождены, чтоб постинг сделать книжкой

К книге

В кириллическом секторе Живого Журнала живут лытдыбры и флэш-мобы, конкурсы и фото-жабы, a также разного качества поэзия и проза. Которые иногда остаются в рамках ЖЖ, а иногда превращаются в «настоящую» бумажную литературу, с настоящими тиражами и (не всегда настоящей) фамилией автора на обложке.

Примерно так появилась на свет небольшая книжка иерусалимского автора Петра Бормора (в ЖЖ – bormor, в миру – Петр Мордкович). Человек последовательно выкладывал в своем журнале свои «сказки для взрослых», пока в какой-то момент кто-то из восторженных поклонников не предложил ему выпустить часть из них отдельным сборником. Бормор подумал и согласился. В результате появилась книжка «Многобукаф. Книга для» – сборник шаржей, пародий и вариаций на классические сказочные и фэнтезийные сюжеты.

Разумеется, это «боян». Петр Бормор не был первым, кто опробовал перо в этом жанре. Задолго до него сказочные сюжеты обрабатывали такие общепризнанные мэтры, как Анджей Сапковский и Михаил Успенский. Однако Бормор работает в минималистском жанре, заданном форматом изначальной публикации. Каждая его сказка представляет собой законченную миниатюру, размером в одну-две странички – ровно столько, сколько влезает в нормальный пост, который способен «асилить» среднестатистический ЖЖ-итель.

Так вот, большинство сказок Бормора – это «боян».

– Не «боян», а « классический сюжет»! – сурово поправил ее Автор.

«Принцесса и дракон», «Кот в сапогах», «Черный властелин» – толпа персонажей из общеевропейского сказочного набора. Некоторые сказки, безусловно, выдают российское воспитание автора: пушкинские сказки о рыбаке и рыбке, сказка о мертвой царевне (того же автора), несколько баб-ег, кащеев и иванушек, и даже экзотический толстовский рассказ «Лев и собачка» (в нынешнем поколении известный в основном узким специалистам).

– Вот так! – Змей Горыныч захлопнул гроссбух и наставительно поднял когтистый палец. – Главное – отчетность!

Как и многие талантливые русскоязычные фантасты, Петр Бормор таки да. Причем этот факт нашел отражение не только в анкете, но и в творчестве, в виде нескольких очаровательных еврейских сказок – про еврейского вампира, например.

Жил да был один… ну, скажем, вампир. <...> Родители у него были не то чтобы религиозные, но кашрут соблюдали, и малыша воспитали соответственно. То есть крови – ни-ни! <...> Опять же, специфика национальной кухни приучила его к чесноку, без которого не обходится ни одно приличное еврейское блюдо…

Или про страшного городского монстра Мойшу (чтобы не ломать кайф читателю, не будем рассказывать, чем он занимался). А за одну из сказок Бормора, не будь он евреем и израильтянином, запросто могли бы обвинить в антисемитизме. A мы не будем. Мы будем читать и веселиться. Судя по журналу Бормора, сказок у него еще много. Aффтар, жги.

Дракон, рыцарь и принцесса переглянулись и зарыдали.

К книге

Евгений Левин
www.booknik.ru
12 сентября 2007