Между двух стульев

Февральские аншлаги. Русско-датский сказочник

А вот на вечере Евгения Клюева шла речь о чем угодно, но только не о кризисе. Писатель прилетел из Копенгагена, где он давно живет, чтобы представить в «Булгаковском доме» сразу несколько новых книг.

Стихотворный сборник «Учителя всякой всячины» у него вот-вот выйдет в издательстве Livebook, цикл сказок готовится во «Времени». А не так давно у Клюева вышла книга переводов классика британской поэзии нонсенса Эдварда Лира.

Клюев читал произведения из всех трех книг. Сначала прозвучали четыре прозаических сказки (про Замок со сломанной дужкой, Розовую свинку из марципана и других симпатичных персонажей).

Затем андерсеновские мотивы сменились на кэрролловско-лировские: Клюев прочел свои стихотворения, полные озорного абсурда и формальных ухищрений. Публика весьма оживилась, услышав истории про учителей, которые мало того что учат сомнительным делам (поеданию мыла, например), так еще и носят архистранные имена: Артем Свекольникович Кретов, Шарлотта Подполковниковна Шлиц, Игнат Велосипедович Рожков.

Немало стихотворений прочел Клюев и из «Книги без смысла» Лира, в том числе «Щипцы для орехов», которые когда-то переводил Маршак, и «Скрубиус Пип» — напротив, никем на русский не переводившееся, поскольку считалось незаконченным (Клюев же его «дописал»). Чтение некоторых текстов сопровождалось занятными комментариями о трудностях перевода английских «бессмыслиц».

Под занавес вечера речь зашла о других ипостасях Клюева — лингвистической («Люблю всё крушить и ломать, в том числе в области датского языка»), серьезно-прозаической (проанонсировал свой новый роман, часть действия которого разворачивается в Кисловских переулках Москвы) и драматургической (написав для копенгагенского театра детскую пьесу, в которой фигурировали Медведь и Волк, с удивлением обнаружил, что этих животных в Дании… не знают).

Московские гастроли русско-датского сказочника продлятся еще несколько дней.

Андрей Мирошкин
Часкор
09 февраля 2009