Книга на третье

Добрые драконы, несъедобные колобки и др.

К книге

«“А вы, друзья, как ни садитесь – всё в музыканты не годитесь!” – Соловей хихикнул, увернулся от брошенного смычка и упорхнул. “Ничего-ничего! – проворчал Осел. – Есть у меня еще одна идея, которую мы пока не пробовали. Значит, так, ты садись мне на спину, а ты на спину ему…” Так и появилась на свет знаменитая группа Бременских Музыкантов».

Сочинитель остроумных и парадоксальных миниатюр, русский израильтянин Петр Бормор (Мордкович) давно известен в Интернете завсегдатаям «Живого Журнала». Осенью 2007-го с этим сочинителем познакомились и поклонники привычной, то есть бумажной литературы: московское издательство «Гаятри» выпустило сначала авторский сборник «Игры демиургов», за ним последовал сборник «Многобукаф», а нынешней весной явилась на свет третья книга Бормора с предельно честным заголовком – «Книга на третье».

Хотя истории, включенные в новый авторский сборник, четко распределены по шести разделам («Сказки про людей», «Сказки про драконов», «Сказки про героев», «Сказки про животных», «Сказки о тонких материях» и «Всякие прочие сказки»), персонажи легко пренебрегают границами и зачастую перебегают из раздела в раздел, поскольку драконы и животные здесь могут быть настоящими героями, а те, кого традиция по инерции требует считать героями (рыцари, младшие сыновья и пр.), – увы, вести себя по-скотски.

Автор работает в жанре парафраза: всем знакомые сюжеты при смене ракурса могут раскрыться с неожиданной стороны, а если при этом повествователь владеет искусством аллюзий, умеет комически сопрягать седую древность с современностью, а высокий штиль – с арго, то результат может оказаться по-хорошему непредсказуемым.

Вот, например, история о том, как пастух наткнулся на говорящий куст. «“Подойди поближе”. Пастух подошел. “Отлично. Итак, от тебя произойдет великий народ, – торжественно провозгласил куст… – Этот народ будет существовать затем, чтобы сплотить все остальные народы мира для борьбы с общим врагом”. – “О как! – пастух уважительно присвистнул. – А кто этот общий враг?” – “Произошедший от тебя народ”, – услужливо пояснил куст. “Погоди. От меня что, произойдут два народа?” – “Да нет, – вздохнул куст. – В том-то и дело, что только один”. – “Ты хочешь сказать, что нас…” – “…будут бить”, – подтвердил куст. “То есть в каком смысле – бить?!” – “В буквальном”. – “Я не согласен!” – решительно заявил пастух. “А твоего согласия никто и не спрашивает, – успокоил его куст. – Я не уговаривать тебя явился, а поставить в известность”».

В первой книге о двух демиургах, застенчивом Шамбамбукли и самодовольном Мазукте, Бормор оттачивал свою иронию, по преимуществу, на библейских историях, а начиная с «Многобукаф», расширил сферу приложения сил, вовлекая в орбиту писательского внимания еще и народные сказки, и басни, и рекламные ролики, и компьютерные игрушки – от «стратегий» до «стрелялок». Один из первых рецензентов справедливо указывал на умение писателя увидеть «в набивших оскомину стереотипах возможность нестандартного развития» фабулы. У автора, например, экзорцизмом занимаются – за вознаграждение – сами демоны, король запирает в темницу сказочника, чтобы тот не насочинял принцу и принцессе проблем, а свекровь-королева муштрует Золушку почти так же, как и мачеха. Царь Эдип вгоняет в ступор Сфинкса математической логикой, античный скульптор творит шедевры с помощью головы Горгоны, а Иов отважно трактует деятельность Всевышнего по Фрейду…

Жанр, в котором работает Бормор, требует не только краткости и юмора, но и умения придумать оригинальную концовку. С этой точки зрения не все миниатюры равноценны, но удачных больше, чем не вполне. Поэтому автор может достойно посоперничать с такими отечественными мастерами иронической миниатюры, как Феликс Кривин и Виктор Шендерович. С чем мы автора и поздравляем.

« “Поздравляем! Вы – десятимиллионный житель планеты и имеете право на специальный приз. Любое желание!” – “Любое?” – “Да”. – “Эээ… хм. Я бы хотел подумать…” – “Отлично, записано! Итак, Соломон Давидович, вы выбрали свой выигрыш”»…


Роман Арбитман

Арбитман Роман
26 июня 2008