Книга на третье

Сказки про сказки сказочника

К книге

В некотором царстве, в некотором государстве, в одном маленьком городке жил-был Мастер. Правда, о том, что он Мастер, никто из горожан не знал, поскольку с виду был он обычным ремесленником: ходил каждый день в свою мастерскую, в срок женился, завел детишек. Вот только была у него одна страсть: как выпадала свободная минута, садился он к окошку, брал что под руку попадется — то деревяшку, то кусок глины, то косточку от сливы — и начинал мастерить фигурки. Фантазия у Мастера была богатая, так что фигурки получались разные: то драконы и рыцари, то эльфы и гномы, то божки и демоны, а то герои истории и мифологии малочисленной нации малоземельцев, к которой Мастер принадлежал. Мастер был человеком мудрым и веселым. Поэтому фигурки выходили у него то мудрыми, то веселыми, а иногда — и теми, и другими.

Сначала Мастер никому не показывал своих работ. Однако случилось так, что их увидели дети, потом соседи, потом друзья соседей… В общем, молва об увлечении Мастера стала расходиться, и совсем незнакомые горожане стали приходить к нему посмотреть на фигурки, а кое-кто даже из соседних деревень приезжал.

В один прекрасный день в город приехал Торговец из столицы. Увидев работы Мастера, он пришел в восторг и попросил несколько штук на продажу. Мастер не стал возражать, а ссыпал в мешок, что под руку подвернулось — немного драконов, немного эльфов, пару-тройку ведьм и героев, да и отдал приезжему, не торгуясь.

Успех Торговца превзошел всяческие ожидания. Жителям столицы фигурки пришлись по нраву — раскупили их во мгновение ока. Так что торговец вскочил на самого быстрого коня и во весь опор помчался к Мастеру.

На этот раз Мастер подготовился к визиту. И продал Торговцу не «каждой твари по паре», но только фигурки божков, которых к тому времени навырезал во множестве. И вновь восторгу столичных жителей не было границ — каждый почел за честь купить хотя бы одну фигурку, дабы украсить ею свою домашнюю божницу.

Естественно, Торговец отправился к Мастеру в третий раз и вновь вернулся с огромным мешком всякой всячины. Народ, как и раньше, валом повалил в лавку — даже пришлось отправлять посыльного за новым товаром.

Но что-то в фигурках изменилось. Нет, и мудрость, и веселье никуда не делись, да и малоземельские сюжеты вдохновляли Мастера, как и прежде. Однако фантазия его, похоже, стала нет-нет, да и повторяться. Смотришь, скажем, на нового дракона — а крылья у него, как у прошлогоднего Змея Горыныча. Вглядишься в Конька-Горбунка — а у него голова от давешнего Пегаса.

И вот еще незадача: раньше-то все фигурки были сделаны от души, а теперь некоторые веселят, как прежде, а на иную смотришь и не понимаешь, по своей воле Мастер фигурку резал, или же схватили его злые разбойники, приковали цепью к стене и сказали грозно: «Пока не сделаешь, домой не отпустим». Потому как руку Мастера, безусловно, видно, но все равно как будто через силу сделано.

Раскупить-то горожане и в этот раз все раскупили. Но кое-кто из покупателей решил, что это — в последний раз. Поскольку Мастер, конечно, талантлив, да и человек, говорят, хороший. Но все-таки хочется уже чего-нибудь новенького.

Ходят, впрочем, слухи, будто завез к себе Мастер большую глыбу мрамора и вроде думает изваять настоящую статую — не такую, конечно, как у Вучетича или Церетели, но и не маленькую нэцкэ, как прежде. Правда, пока дальше первых ударов резца дело, кажется, не пошло. Оно и понятно: Мастеру ведь и на работу ходить, и семью кормить, и поспать, как всем прочим смертным, тоже надо. Ho будем надеяться, что доделает.

Потому как талант ему от Бога дан большой. А большому кораблю, как говорится, — большую торпеду.


Booknik.ru

Booknik.ru
20 мая 2008