Евгений Клюев

Познакомиться с по-настоящему интересным человеком в несовершенном нашем мире, переполненном тенями и отражениями, практически невозможно – таких людей слишком мало, и они, как правило, не спешат открывать общественные приёмные во всех городах мира. Хорошо, что у нас остаётся в запасе старинный, дедовский ещё, патентованный способ прикоснуться к мыслям и чувствам таких уникумов – их книги.

Книги Евгения Клюева не похожи одна на другую по форме и содержанию, единственное, что их объединяет – это уютная атмосфера, располагающая к доверительному общению, но при этом не допускающая фамильярности. Автор – вот он, перед нами, говорит спокойно, чуть насмешливо, попивает кофе, трубку покуривает, покачивает ногой в такт словам. И при этом не заглядывает в глаза, не пытается пальцами залезть к читателю прямо в душу.

Евгений Клюев по профессии лингвист - и этим ничего не сказано. Обычно человек, знающий о буквах, словах и предложениях всё или почти всё, теряет к ним всякий интерес: его книги только кажутся живыми, и то – лишь на первый взгляд, потому что за колоннами выверенных фраз не видно ничего, кроме отстранённого любования собственной техничностью. Евгению Клюеву удалось сохранить в своей душе искренний интерес к тому, что он пишет, он вовсю наслаждается сюжетом, каждым его поворотом, каждым виражом, он позволяет героям самовольничать и диктовать себе условия, потому что они, герои эти, совсем живые, настоящие, такие настоящие, что автор и сам, залюбовавшись ими, то и дело появляется на страницах своих книг, чтобы принять участие в игре, он морочит порой голову не столько читателю, сколько самому себе, он живёт в своих книгах, а не играет в солдатики, переставляя с места на место стройные шеренги одинаковых букв.

Получить представление о творчестве Евгения Клюева по одной, какой-нибудь «самой характерной» книге – просто невозможно, потому что они все – характерные, вернее – харАктерные, с характером книги, каждая – со своим собственным, уникальным. Выбирайте, какая вам больше по вкусу – и погружайтесь в удивительные миры, созданные Евгением Клюевым.

Евгений Клюев — писатель, переводчик, поэт, преподаватель, драматург, доктор филологических наук, ученый-лингвист — феноменальное явление в российской литературе. Его сказки входят в школьные учебники, а искрометную книгу «Между двух стульев» называют классикой современной прозы абсурда, она более двадцати лет занимает верхушки рейтингов электронных библиотек и переиздавалась несколько раз.

Держась в стороне от литературной шумихи, уехав в Данию заниматься социальной и научной работой, Клюев продолжает получать овации — от благодарных читателей всех возрастов и, что самое главное, продолжает писать. И играть: с героями, с читателем, с самим собой — со cловом.


Клюев о Клюеве

Клюев родился в очень неблагополучной семье. Отец, Василий Михайлович, был старше матери, Людмилы Германовны, на 70 лет, в то время как мать была старше отца только на 58 лет, что изначально создавало в семье известный дисбаланс и, разумеется, впоследствии не могло привести ни к чему хорощему. Рассказывают, что мать Клюева посвятила всю свою жизнь Клюеву, тогда как его отец посвятил всю свою жизнь поиску ответа на вопрос, зачем она это сделала. Ответ никогда так и не был найден. У Клюева отсутствовали элементарные представления о самых необходимых вещах. Например, он понятия не имел о том, что такое авокадо. Чтобы разобраться в этом, он даже написал пьему под названием «Не хотите ли авокадо, мой друг?» — но, увы, так и не разобрался. Пьесу эту, к его удивлению, поставили в Америке, в одном из театров Нью-Хэмпшира. После этого у всей Америки пропали представления о том, что такое авокадо.

Как-то раз Клюеву хотели было дать премию Букера за роман «Книга теней», но потом передумали и не дали. От этого Клюев заплакал, бросился с утеса в море и утонул. Рассказывают, что вскоре после этого он стал в голом виде являться членам букеровской комиссии по ночам и пугать их зловещим смехом. Члены букеровской комиссии один за другим сошли с ума — и следующие премии Букера вручали уже совсем кому попало: даже однажды вручили какой-то собаке, которая умела хвостом взбивать гоголь-моголь. При жизни Клюева постоянно с кем-нибудь сравнивали, причем особенно часто — с Кэрроллом, Андерсеном, Булгаковым, Хармсом, Ильфом и даже Петровым. Глядя в зеркало, Клюев обычно недоумевал, как все эти — такие разные! — люди могут сочетаться в одном образе, и громко плакал от такого своего уродства.

Сообщество поклонников Клюева в ЖЖ

О пользе абсурда - интервью Евгения Клюева журналу "Русский Репортёр"


Учителя всякой всячины: автор, художник-иллюстратор

Книга Теней: автор

Странноведение: автор, художник-иллюстратор

Между двух стульев: автор, художник обложки

Давайте напишем что-нибудь: автор, художник обложки

Странноведение (эконом-вариант): автор, художник обложки