Какша

От мертвого индейца виски. Как дедушка и внучек утку растили

Независимая газета

Ольга Лукас
Джим Додж, автор трех тонких юмористически-притчевых книг, самой известной из которых является «FUP» (в русском переводе – «Какша»), в настоящее время является доктором изящных искусств, профессором и руководителем программы по развитию искусства слова в Государственном университете в штате Айова. Перед тем как занять эти должности, он успел сменить массу профессий, самой интригующей из которых является профессия карточного игрока.

Первая из переведенных на русский язык книг Доджа рассказывает о вредном старом ковбое-алкоголике Джейке, его насквозь положительном внуке Крохе и их домашней скотинке, Какше.
Дедушка помаленьку гонит виски «Шепот Старой Смерти», обильно употребляет полученный напиток и вовсю радуется тому, что получает посредством этого бессмертие. Рецепт виски, а точнее – бормотухи, Джейку нашептал умирающий от ножевого ранения индеец. Нашептал, заверил, что главное – побольше пить это зелье и тогда смерть не придет никогда. И умер. Другой бы крепко задумался, возможно, даже усомнился в словах покойного, но Джейку нужен был только повод для того, чтобы осесть на собственном ранчо и предаться любимому занятию.

Помимо изготовления и употребления виски старый ковбой любит перекинуться с соседями в картишки (и всех обыграть), поиграть с внуком в шашки (тут уж как повезет) и посмотреть фильм в открытом кинотеатре. Внук его, Кроха, строит заборы, самые лучшие во всем штате, но – только для собственного удовольствия, а не на продажу чужим людям. А злобный кабан по кличке Столбняк эти заборы разрушает – чтобы парню было чем заняться в свободное время, а оно у него все свободное, потому что и дедушка, и внук живут на деньги от продажи «Шепота Старой Смерти» одному на диво предприимчивому хиппи, расширяющему посредством этого пойла и без того уже расшатанное сознание своих собратьев.

Сюжет этой пасторальной истории закручивается вокруг непростой дикой уточки Какши и ее опекунов. Сначала приблудная сиротинушка умилительно пищит, пробуя «Шепот Старой Смерти», который Джейк вздумал использовать вместо живой воды, потом – начинает расти, пухнуть и шириться, вскоре становится размером с некрупную сторожевую собаку.

В Какшу утка превратилась не от хорошей жизни, а токмо что от трудностей перевода. Потому что оригинальное название – FUP – является сокращением от грубого ковбойского ругательства, в вольном переводе на русский язык звучащего как «попасть в ситуацию». В ситуации безымянная утка (а вместе с ней и вся редакция издательства) находилась целых шесть месяцев, пока наконец из словаря Даля на свет божий не было извлечено слово, идеально характеризующее мистическую утку. Означает оно – в вольном переводе с Даля – состав для выделки шкур, приготовляемый преимущественно из собачьих экскрементов. Для птахи, обнаруженной в грязной яме, заплеванной яростным кабаном Столбняком, – самое подходящее имя.

Удивительные они все, герои этой повести, уникальные. И каждый – со своими странностями. Кстати, если выбирать, кого из героев заносить в Красную книгу – здоровенную утку или дедулю Джейка, я бы проголосовала за последнего. Потому что вольный, дикий и необузданный ковбой – это такой вымирающий вид, который еще кое-как держится за жизнь благодаря «Шепоту Старой Смерти» или иному какому полезному напитку, но долго ему не протянуть.


Ольга Лукас

Независимая газета

Ольга Лукас
Независимая газета
21 декабря 2006