Игры демиургов

Серые будни творцов

К книге

Не имя, а сухой гортанный кашель — Бормор. Каждому чудится в нем что-то свое, но это «свое» — все равно ничего хорошего: Беримор, бор, мор… Недоброе такое клокотанье. Да он и сам о себе говорит — «я — нехороший сказочник». Но все это поклеп и напускание туманов — зла в нем не больше, чем в Красной Шапочке, которая надела костюм Волка и пластмассовые клыки на детский утренник. Не верим, вот что.
Тем более, что в миру — никакой он не Бормор, а обычный Петр Борисович Мордкович. Живет в Израиле, любит жену и трех дочек, ювелир. Завел домашнего питомца — ЖЖ. Скармливал ему свои литературные плоды — сказки, в основном. Итог — ЖЖ от сказок разжирел, залоснился славой и вошел в пятерку лучших израильских LiveJournal в категории «Литература». Тем временем модное российское издательство «Livebook» запулило сетевые сочинения Петра в народ, в бумажном виде под твердой обложкой. Бормор был удивлен: «О моей новой книге я, как обычно, узнал со стороны. Сторона оказалась та самая. Тесен мир». Ну да ладно, пускай и так — книгу с прилавков смели в момент. Для тех, кто его, Бормора, совсем не знает, но интересуется, в User Info читаем: «мерзкая внешность и гнусный характер», «перепробовал множество разных верований и заблуждений — не понравилось», «выпускное сочинение на тему „Человек, на которого я хочу быть похожим“ написал о питекантропе». Ну, нравится, нравится этому бородачу казаться чуточку гнусом, такое развлеченье. Колобок хочет походить на Карабаса. Что ж его саночки — ему и возить, мы тут Бормору не помощники.
Вернемся к «Играм демиургов». Чудо-книга не то сказок, не притч. Идея, в общем, не нова и применялась. Вспомним демиургов хотя бы у Лема — Трурля и Клапауция, вечно рассоренных вдрызг лучших друзей, простых инженеров новых миров, которым эти миры отвечали неблагодарностью и критикой. У Бормора видим таких же обычных демиургов — Шамбамбукли и Мазукту. По книге «Creation. Professional Edition» они лепят свои первые миры: «Звучит музыка сфер, приятный женский голос просит подождать соединения.— Алло! Служба техподдрежки? Это опять я, демиург Шмабамбукли. С людьми что-то странное. Они какие-то идиоты и совсем меня не слушаются! — Вы их сотворили по образу и подобию своему? …» Их миры — по большей части неликвид. Высокие комиссии фиксируют производственный брак: «Звезд многовато… И сами они великоваты, монументализм, причем помпезный… А очертания материков — вообще абстракция какая-то». Вот сделан первый (пробный) человек, вот ему вырезано ребро: «Волосы… лучше рыжие… и грудь побольше… обе груди… а вот тут родинку»… — «Поздравляю! У вас женщина!»
Шамбамбукли и Мазукта работают опытным путем, хотя открыты уже целые супермаркеты материалов для строительства миров. Бери — не хочу: готовые планеты, подогнанные к ним спутники, бутылки с запечатанными океанами, в никелированном ведерке — акция — ледяные кубики айсбергов в подарок, а также — отдельный стеллаж — люди, звери, демонстрационные модели. Но это не их методы — они привыкли по старинке, вручную. А если с миром что не получилось — подумаешь — «Первый мир комом!» — веселятся начинающие демиурги, насылают на неудачное свое творение ледниковый период, лепят из получившейся снежной массы красивый снежок и запускают его в спину товарищу. «Ха-ха-ха» — смеются они, а на Земле слышны раскаты грома и ожидается Знаменье...


Газета «По-киевски»

Газета «По-киевски»
29 июля 2008