Енот и я

Евгений Коган, автор книги «Енот и я»

К книге

Тут вот какая штука. Хлеб с добавлением тыквенных семечек я купил совершенно случайно. Зашел в магазин, подошел к полке с хлебобулочным изделиями, присмотрелся – он. Дай, думаю, попробую. Ну, и купил.

Маленький эксперимент, который может себе позволить любой человек. Купить новый вид хлеба – это не то, что поменять жизнь, начать заниматься спортом, жениться, покрасить волосы в зеленый цвет, сделать ремонт. В конце концов, не понравится тебе этот самый хлеб – ну так отдашь его голубям. Или, еще бывает, придут гости, а ты им – смотрите, мол, какой у меня хлеб есть, с добавлением тыквенных семечек! Они все и подъедят, особенно, если голодные. Если жениться, проблем больше – жену просто так голубям не отдашь, а у нее ведь еще есть мама, папа, обязательства какие-то. Про зеленый цвет волос я вообще молчу, особенно, если работа связана с людьми. Как выступать с кафедры перед аудиторией, если у тебя волосы, которые еще вчера были естественного цвета, на утро вдруг стали зелеными?

Правда, если говорить о хлебе с добавлением тыквенных семечек, тоже могут возникнуть проблемы. Голуби, понятное дело, жрут все, только подавай. Голодные гости, в общем-то, тоже, но тут сложнее. Ведь, если к тебе пришли гости, особенно – голодные, одним хлебом сыт не будешь. В том смысле, что они могут потребовать еще и колбасы или, что сложнее, каких-нибудь горячих разносолов (ну, или холодных разносолов, не суть важно). И вот приходят они к тебе, положим, а у тебя – только хлеб, пусть и с добавлением тыквенных семечек. И начинаются взаимные претензии, оскорбления, обвинения. Дескать – не друг ты мне, у меня живот от голода сводит, рези даже чувствуются (хотя, между прочим, ходить в гости на голодный желудок – свинство, особенно, если рези) и прочее в том же духе. Настроение портится, дружбе конец, выяснение отношений затягивается, вечер испорчен, а голод – не тетка. Прощайте, не приходите ко мне больше, и меня к себе не зовите, телефон ваш я из записной книжки сотру, тумбочка между кроватями и все такое. Потом становится обидно, но – поздно. А на столе тем временем лежит голый хлеб с добавлением тыквенных семечек, и делай с ним что хочешь.

Есть его, кстати, совершенно невозможно. В том смысле, что отдельно хлеб – это прекрасно, отдельно тыквенные семечки, особенно если жаренные и чищенные, - вообще праздник, как говорится, живота, а сама по себе тыква хорошо подходит для чуждого нам, но все равно какого-то дико приятного и веселого праздника Halloween, когда изнутри у тыквы все вынуто, а с одной стороны прорезаны дырки вместо глаз, носа и рта, при том, еще говорят, тыквенная каша хорошо идет. А вот все вместе – ужас какой-то, на мой субъективны вкус. То ли привкус, то ли запах, то ли я не знаю, что такое, но есть это все совершенно невозможно. На радость голубям и прочей дворовой живности с крыльями.

Потом сидишь, как дурак, один на полутемной кухне, за окном, разбрызгивая растаявший грязный снег, ездят машины, на плите шкварчит яичница с, предположим, сосисками, дымится вторая за последние пятнадцать минут сигарета, из часов – только песочные, а радио на стене завывает какой-то бардовской хмурью. В том смысле, что я сижу у костра, в котором потрескивают еловые ветви, крылья палатки намокли, и даже консервы закончились, не говоря о щербете, а ты улетел куда-то на самолете и даже лыжи забрал, и не обещал вернуться, но я все равно буду ждать тебя на склоне горы, перед раскинувшимся внизу перевалом, буду ждать и верить, и ты обязательно вернешься, причем – вместе с лыжами, что б они сгорели. Сидишь, слушаешь всю эту мутотень, и становится тебе все грустнее и грустнее. А на столе, выглядывая из пакетика, лежит этот самый хлеб с добавлением тыквенных семечек, и радости от него совершенно никакой нет.

Главное, есть его совершенно невозможно. И моему еноту он тоже не нравится. Так заканчивается моя книжка «Енот и я», и иначе она закончиться не может. Потому что, если еноту не нравится, значит – это уже вообще ни в какие ворота. Только голубям.


Журнал «Радиус города»

Коган Евгений
Журнал «Радиус города»
11 июля 2008