Эники-беники

Эники-беники не ели вареники

В последнее время критики заговорили о новом стихийном направлении в литературе - внежанровой фантастике. Она якобы не имеет ничего общего с традиционными научно-фантастическими жанрами и дает авторам принципиально новые возможности.

Но так ли уж ново это направление? К какой, интересно, фантастике можно отнести повести Н.В. Гоголя «Нос» или того же «Вия»? Не случайно поминаю именно эти произведения, ибо основной приметой «внежанровой фантастики» выставляется лаконичное критическое бытописание в тесном союзе с тяжелой «мистической артиллерией». А Николай Васильевич разве не то же самое делал в своих бессмертных текстах? Сейчас же в качестве примера некоторые критики приводят новый роман Валерия Шемякина «Эники-беники», выпущенный издательством «Livebook» («Гаятри»).

Действительно, в его книге реальность переплетается со всяческой мистикой. Его произведение вовсе не о безобидных эниках-бениках, евших вареники (помните детскую считалку?). Читатель вскоре понимает: писатель пишет о нашем мире, но каком-то странном, полном тайн и различных невероятностей. Может, мы не замечаем всего этого в обычной жизни?

Фантасмагоричный калейдоскоп событий с участием политиков, бизнесменов, поп-звезд и последователей тайных мистических культов завораживает, пленяет воображение и заставляет буквально «глотать» страницу за страницей. К тому же, книга написана хорошим литературным языком, что нынче вообще-то большая редкость. Пересказывать содержание «Эников-беников» - занятие неблагодарное: обязательно упустишь какую-нибудь мелочь, которая, однако, играет в тексте большую роль. Да и не так вам интересно будет читать роман, зная его сюжет.

Увидев на обложке этой книги фамилию автора, многие хабаровчане и комсомольчане наверняка спросят: «А не тот ли это Шемякин, которого мы знаем?»

Да, тот самый. Он родился в Бичевой, жил в селе База-Дрофа (Хорская сплавная контора). Здесь его отец работал механиком. Потом семья перебралась в Найхин, оттуда - в Джонку.

- Обычно в книгах проскальзывают автобиографические моменты. А в «Эниках-бениках» и намека нет на Дальний Восток.

- Ну, о Дальнем Востоке рассказывается в моей книге «Сладкая Надька». Но всё равно это не документ. Конечно, помню и люблю Хабаровск. Начинал учиться тут в пединституте. Бросил. Служил в армии, потом - леспромхоз, ДВГУ (Владивосток), работа в разных газетах, только в «Дальневосточном Комсомольске» шесть лет трудился.
В Хабаровске и сейчас живет мой брат Олег и еще куча разных родственников.

- А писать романы когда начали?

- Да в юности, даже в детстве… Но не случилось. Разные тому причины. Можно порассуждать на эту тему, но стоит ли? И только в 55 лет меня будто пробило - пора! Сел к компьютеру… За два неполных года написал три книги. Сейчас пишу еще две. «Хабаровских примет» в них нет. Я не ставил задачу как-то привязывать свои «бредни» территориально. Смысл творчества ведь не в этом. Особенно когда пишешь сюрреалистические, демонические, безумные тексты… Мои герои - полные безумцы, проживающие сегодня - в это абсолютно сумасшедшее и прекрасное время.

Мои знакомые, уже прочитавшие «Эников», находят в них то, что я не стремился заложить, даже не думал об этом! Когда пишешь, какие-то штришки, детали тащишь из своего жизненного опыта, но никаких прямых аналогий всё равно нет. Когда некоторые люди, прочитав эту книгу, говорят, что узнали в том или ином персонаже какого-то реального прототипа - меня это изумляет. Ну вот, к примеру, есть такой персонаж - губернатор Шапкошил. Можно, конечно, сравнивать его с самарским губернатором, там есть пара штришков, которые я взял из слухов или баек о нем. Но, опять же, никакой полной аналогии нет, поскольку я даже в слухах не слышал, что у самарского губернатора какие-то проблемы с почками и какая-то метода лечения уринотерапией.

- Вы сейчас живёте в Тольятти. Занимаетесь по-прежнему журналистикой?

- Нет, спасибо, сыт ею. Я не живу сегодня «его величеством фактом». Плохо ли это, хорошо ли - не суть важно. Практически всю жизнь я жил этим самым фактом, пытался идти от факта к действительности. Сегодня мне захотелось перейти в иную, может быть, смежную, а может быть, даже не близкую и не родственную профессию. Что-то во мне произошло, переключилось вот в таком возрасте…

Когда был молод, работал в газете ответственным секретарем, был редактором, и мне всегда хотелось точности. А сегодня мне почему-то точности не хочется. Может быть, в молодости не доиграл по-настоящему - сейчас хочется поиграть. Поиграть - это не значит абсолютно безответственно отнестись к тому, что ты пишешь, но, тем не менее, мне хочется удовольствия, которое испытываю, работая над текстом, покуражиться всласть! Читатель, конечно, понимает: это фантазии автора. И, может, ему они даже нравятся….

- «Эники-беники» как-то неожиданно заканчиваются… Продолжение последует?

- Да. Но многое будет зависеть не от планов и желаний. Хочется дождаться той поры, когда в России что-то переменится. Посмотреть, кто придёт на смену нынешней. И тогда писать. Или не писать.



Николай Семеченко
Тихоокеанская звезда

Николай Семченко
Тихоокеанская звезда
21 мая 2007