Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной

Вкусная книжка

К книге

Ольга Арефьева выпустила том прозы под названием «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной» (М.: Гаятри, 2007).

Арефьева и ее группа «Ковчег» — не мегазвезды, стадионов они не собирают, да им и нечего особенно сказать стадионам.

Но ежели у них количественно меньше поклонников, чем у Филиппа Киркорова, зато качество этих поклонников на несколько порядков выше, потому что Арефьева делает интеллектуальный рок — для понимающих. Можно под это и танцевать — музыка очень даже недурная, но можно и слушать, потому что Арефьева пишет лирику, которую не гнушаются публиковать «Знамя», «Октябрь», «Арион». Джоан Баез и Патти Смит тоже не собирали когда-то стадионов, да и Боб Дилан стадионы не очень любил. Но они остались. Так вот, Арефьева, ни на кого из названных не похожая, примерно этого поля ягода.

А книжка роскошная, феерическая. Многие, читая ее, вспомнят «Алису в Стране чудес». Но «Алиса» — это эпос, написанный унылым насмешником-математиком, а «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной» — совершенно бесшабашная лирика в прозе, написанная женщиной, которая в «Автобиографии» определяет себя так: «Я люблю спать, есть, гулять, обниматься, наряжаться и учиться делать то, чего не умею. Питаюсь я вкусными книгами и фильмами.

Когда я съедаю вкусную книжку, это по ней видно: она вся изжевана, интересные места подчеркнуты, обложка истаскана, на буквах следы зубов… Обычно я занята тем, что живу, а остальную часть времени посвящаю этим заметкам. Мне импонируют люди тем, что у них есть носы. Еще вы очень забавно ходите на двух ногах».

Сюжет в этой книжке пульсирует очень слабо, да и лень как-то следить за сюжетом, потому что в каждой маленькой главке — свой собственный и самодостаточный сюжет. Каждая из них — стихотворение в прозе.

Арефьевой еще в радость (как мало кому в нашей литературе) повертеть туда-сюда слово, поиграть в бисер, рассыпаться оксюморонами и парадоксами: «Никогда не ешь натощак» — вот что гласила фреска на хлебе, изготовленном в церковной лавке…», ну и так далее, цитировать смешное, грустное и абсурдное можно километрами. Пересказать — нельзя, потому что это не «жанровая» проза, это свободные игры разума, и без занудства, потому что разум здесь ограничен здоровой чувственностью.

Словом, вкусная книжка.


Александр Агеев
Газета «Взгляд»


Агеев Александр
Газета «Взгляд»
09 ноября 2007