Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной

«Литература — это дуэль с самим собой»

К книге

Ольга Арефьева - солистка небезызвестной группы «Ковчег» - раскрылась для поклонников в новом амплуа. 24 сентября состоялась петербургская презентация её первого прозаического произведения «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной».

— Почему Вы решили написать книгу? Расскажите о работе над этим проектом…
— Это произошло не специально. Нельзя называть эту книгу проектом: она никогда не планировалась. Просто так получилось. Я записывала вещи, которые мне казались интересными, собирала любопытные сочетания слов — это можно сравнить с коллекционированием. Знаете, похоже на намывание золота. Потом я увидела, что записей скопилось много, и решила объединить их в книгу. Вот с этого момента начался настоящий труд — сделать из разных отрывков одно целое. А до тех пор было просто получение удовольствия от текста.
— Каким образом Вы собирали слова, фразы?
— Наблюдала за жизнью, за речью окружающих, за собственной головой. На тренинге, который я веду, мы иногда используем технику бреда: учимся включать интуицию и ломать логику. Речь сначала становится хаотичной, а потом превращается в поэзию. Я записывала самые интересные моменты. А потом занималась самостоятельно, без партнёра: брала диктофон, и в засыпающем состоянии наговаривала на него разные тексты. Это совершенно особое ощущение, в такие моменты не делаешь поправку на чье-то присутствие, становишься чистым проводником потока. Кстати, многие из фраз, записанных на диктофон, вошли в книгу. На основе этих записей мы потом сделали саунд-трек к книге.
— А может ли обычный человек овладеть «техникой бреда» самостоятельно? Вы бы могли дать какой-нибудь совет?
— Надо отпустить себя и говорить. Нужно создать для себя соответствующее настроение. Такое случается от прочтения хороших книг, от хороших стихов. Я считаю, практически любой человек может писать достойно.
— В процессе написания книги обычно возникают определённые трудности. Что было особенно сложным именно для Вас?
— Литература — это дуэль с самим собой. Нужно постоянно следить, искренен ли ты или нет. «Искренность» — очень интересное слово. С одной стороны, такое светлое и чистое, а с другой — безжалостное. Ведь искренний человек открывает в себе не только хорошее, но и плохое, иначе возникают умолчания и напряженности. Ему придется не только быть белым и плюшевым, но и познакомиться со своей темной стороной. А познакомившись, придется начать работать над собой. Темная сторона есть у каждого из нас, абсолютно у каждого. Так что с этим понятием надо быть очень осторожным.
— Кто-то помогал Вам в создании книги? Высказывал своё мнение о ней?
— Я очень любила свою рукопись, носилась с ней,— наверное, всех друзей достала. Конечно они хвалили, но я хотела от них замечаний. Я просила их прочитать с пристрастием, найти несоответствия. Например, тут Ефросинья надевает лёгкое платье, а на улице уже зима. Или сначала написано, что у неё кошка, а через страницу оказывается, что это собака.
— Ефросинья — очень необычное имя. Как оно к Вам пришло?
— Имя Ефросинья случилось само собой. Героиня сразу пришла с этим именем. У меня уже не было выбора, как её назвать.
— Есть ли в Ефросинье что-нибудь от Вас?
— Во всей книге есть нечто автобиографическое. Там не только я, возможно, там есть даже кто-то из вас.
— Это как?
— Эта книга мистическая, она волшебная. Она не была специально написана. Она сама себя создала. Книга вытащена из подсознания. А в подсознании мы все очень близки, поэтому неудивительно, что многие узнают в этой книге себя. Она сделана из нематериального, но существующего теста. Для того, чтобы написать нечто подобное, нужно стать антенной и принимать эти истории. Они ведь летают в воздухе: остается просто почувствовать.
— Так родились все герои книги?
— Да, примерно. Скажем, Иероним Инфаркт мне приснился. Сначала это был человек в белых перчатках, который был весь создан из позёрства и заламывал руки по любому поводу. Это были три строчки, но потом на них наросла целая жизнь, состоящая из писем Ефросинье. В итоге в книге он чуть ли не второй главный герой. Получилось, что это альтер-эго Ефросиньи, её мужская сторона. Если хотите, моя мужская сторона. Я считаю, что героев не надо придумывать — они рождаются сами.
— С героями всё понятно. А как выстраиваются отношения между ними и окружающим миром? Вот у Ефросиньи, к примеру, какие-то запутанные отношения с религией. То она носит крестик и ходит в церковь, то верит в нечто явно языческое.
— Могу только сказать, мне очень нравится, что к концу книги Ефросинья с Богом на «ты» и он с ней тоже.
— Значит, страница за страницей главная героиня меняется?
— Я писала эту книгу около 10 лет. Конечно же, Ефросинья росла, изменялась, но всегда была очень шкодливой. Даже став старухой, она внутри осталась подростком.
— А на Вас как-то повлияла эта книга?
— Она меня безумно порадовала. С её помощью я реализовала огромную часть своей творческой энергии. Это был целый период в моей жизни, очень яркий и захватывающий. Теперь, прочитав книгу, все это испытаете и вы.
— Что бы Вы сказали человеку, перед которым лежит Ваша книга — ещё не прочитанная? Может, у Вас есть какое-то напутствие?
— Возможно, что после прочтения этой книги, вы не останетесь таким же, как раньше. Подумайте. Сейчас вы прежний в последний раз.


Надежда Щербакова
Все книги Петербурга



К книге

Щербакова Надежда
Все книги Петербурга
17 октября 2007