Дом на хвосте паровоза

Филологический взгляд на литературную экскурсию Н.Горбунова по сказкам Андерсена и по городам и весям Европы (Николай Горбунов «Дом на хвосте паровоза: путеводитель по Европе в сказках Андерсена»)

Книга Николая Горбунова «Дом на хвосте паровоза. Путеводитель по Европе в сказках Андерсена» (М., 2016) не литературное путешествие, а экскурсия, созданная по законам жанра, хотя со своими особенностями. Материал организован так, что его можно воспринимать и как инструкцию к тому, как надо путешествовать, как организовывать и строить маршруты путешествий, чтобы их превратить в удовольствие.
А.С.Пушкин говорил, что русские люди ленивы и не любопытны. Однако как только у них появлялась возможность и желание вырваться в другие страны, они ею пользовались, не считая войн, когда знакомство с чужими странами было вынужденным.
С XVIII века начинаются поездки рядовых россиян в Европу. В эпоху Петра I молодые люди ездили туда за практическими знаниями и профессиональными навыками, со второй половины XVIII века дворяне отправляли туда своих недорослей для завершения образования. Так появилась даже мода на путешествия дворян в Европу и литературное оформление впечатлений в виде записок, дневников, путевых заметок. Это хорошо вписалось в развитие литературного процесса, на гребне которого появляется знаменитая книга Н.М.Карамзина «Письма русского путешественника» о путешествии в Европу. В русской литературе это, можно сказать, эталон литературного путешествия.
Оставим в стороне осмысление историко-литературного значения этой книги. Посмотрим на нее как на путешествие. Продуманность маршрута путешествия, глубина комментариев и рассуждений об увиденном свидетельствуют о глубоком уме и обширных познаниях автора книги. Карамзин отправился в Европу, четко осознавая, что он должен получить от поездки. Это было самопознание и самопостроение. Образованнейшего молодого русского писателя интересовали не только достопримечательности Европы, но замечательные личности - философы, писатели, драматурги, архитекторы, художники: Кант, Руссо, Гердер, Лафатер, Шиллер, Веронезе, Пуссен и др. И места пребывания этих людей воспринимались через призму их личностей. Культурный и философский контекст путешествия очень обширен. Внешне путешественник ведет себя, говоря современным языком, как обыкновенный турист, но объекты его внимания создают представление о культурных и научных достижениях Европы. Более того «объекты» его экскурсионного обзора пропускаются через личность самого Карамзина, «человека с живым сердцем и любопытным духом», через эмоционально-интеллектуальное восприятие чужих земель и стран, нравов и обычаев их народов. Он ощущает себя «человеком мира», но еще больше им овладевает чувство истинного, непоказного патриотизма и глубокой связи с родиной. Он восхищается Европой, но домой возвращается «без сожаленья».
Путешествие обогащало человека. Расширяло его кругозор, иллюстрировало живыми картинами его знания, но и чтение книги оказывало такое же действие на читателей. И литературные путешествия стали весьма востребованным жанром. Сегодня существует огромная библиотека всевозможных путешествий от традиционного травелога до литературных путешествий с использований современных технологий, дающих возможность, не выходя из дома, увидеть объекты экскурсий своими глазами, услышать шум водопада или рокот океана.
Н.Горбунов своей книгой ломает сложившийся в последние годы негативный стереотип представлений о русских туристах как невоспитанных, недалеких, малообразованных людях с ограниченными туристическими запросами и возможностями. Читать его книгу и трудно, и легко. Трудно по той причине, что нужно облагать крепким запасом знаний из истории, культуры, фольклора, этнографии, географии тех стран и тех мест, по которым нас ведет экскурсовод Горбунов. А легко по причине открыто выражаемой любви и к самому путешествию, и к красоте чужой культуры, и пристрастию к Андерсену. Но самое привлекательное в этой книге – язык и стиль автора.
Перед нами виртуальное путешествие, по сути игра, легкость которой придает игровой элемент в стиле, языковая вольность, цитирование всех и вся: писателей, поэтов, фольклора – русского и европейского. Эти цитаты рассыпаны по всей книге и создают богатый ассоциативный контекст: «А был ли мальчик?» («Жизнь Клима Самгина» М.Горького), «Ай, да Андерсен, ай да сукин сын!» (Искаженная фраза А.С.Пушкина), «Как известно, чтобы устоять на месте, надо бежать со всех ног» («Алиса в Стране Чудес» Л.Кэрролла), «Как будто в бурях есть покой» («Парус» М.Лермонтова), «Нельзя жить в обществе и быть свободным от него» (искаж. В.И.Ленин), «Дурная голова ногам покою не дает» (пословица), «…оскорбленному есть чувству уголок» «Горе от ума» А.С.Грибоедов), «Чудовищ не существует, они рождены сном твоего разума» (искаж. испанская пословица) и т.д. Без ссылок на первоисточник, порой без закавычивания цитат. Но это не снобизм, не желание себя показать, Горбунов так мыслит и чувствует. Это тоже игра. Н.Горбунов уверен: его книгу читает образованный человек, он опирается на его знания, которые дают возможность говорить с читателем на одном языке, тем самым выражая уважение к нему и предполагая ситуацию быть понятым и оцененным. Кроме того, это создает еще один эффект: путешествовать интереснее с умным и знающим человеком, каковым, несомненно, является автор этой книги.
Конечно, книга Горбунова к литературоведению имеет косвенное отношение, но это путеводитель по Европе, который опирается на сказки Андерсена, поэтому в любом случае Андерсен здесь на первом месте, ибо если бы не Андерсен, то путешествовали просто по Дании или Швейцарии.
Андерсен задает вектор путешествию, или экскурсии, как угодно это можно назвать. И адресован этот путеводитель не знатокам датской литературы и сказкам Андерсена, а широкому кругу лиц, любящим путешествовать с определенной познавательной установкой.
Биографии Андерсена полной в книге нет, считается, что читатель ее знает, но биографические факты вплетаются в замысел книги, если они нужны для комментария путешествия самого Андерсена, например, история любви к Йенни Линд, знакомство с Торвальдсеном в Риме или взаимоотношения с Ф.Листом в Веймаре и проч.
Н.Горбунов как будто идет вслед за Андерсеном в его путешествиях по Европе и пытается найти следы отражения их в сказках писателя. Там башня, там водопад, там узкая улочка, там площадь, там история рода или легенда, там обстоятельства войны, там расшифровка фразеологизма или названия. В большей степени это касается, конечно, Дании, которая, благодаря комментариям Горбунова, предстает в своей истории, географии, этнографии, культуре, фольклоре той сказочной страной, которая родила замечательного сказочника. Время меняет лапндшафт и объекты материальной жизни, и для современного человека нужна дешифровка того, что зафиксировали сказочные тексты. Это как загадки, которые расшифровывает Горбунов, придавая этому исследовательскому процессу приключенческий характер.
Правда, излишняя информативность вызывает у читателя опасение увязнуть в изучении датской топонимики и топографии, родовых хроник, войн и проч. В адекватности исторической правде и реальности картин сомнений нет – автор очень убедителен, да и вообще в сказке все возможно, на то она и сказка. Иногда история Дании оказывается интереснее самого Андерсена. Иногда хочется воскликнуть: «Что мне Гекуба и я Гекубе?» Деталей, подробностей так много, что они вытесняют сказки Андерсена и его самого.
В современном травелоге допускаются интертекстуальные связи и частные отступления от основной линии сюжета. И композиционно материал книги Горбунова выстраивается в соответствии с этим художественным принципом, предоставляя автору полную свободу выбора и высказывания. В этом достоинства и недостатки литературной экскурсии Н.Горбунова. Глубокое знание сказок и биографии Андерсена приводит Горбунова к использованию творческого принципа самого Андерсена: «… у него (Андерсена) всегда так: заикнется о чем-нибудь мимоходом, а начнешь разбираться… провалишься внутрь… За парой слов обнаруживается и история Мальтийского ордена, и легенда о датском флаге, и даже, прости господи, император Павел I» (стр.203). Этот андерсеновский принцип сцепления истории и современности, сказочной фантастики и реального быта, личной биографии и культуры народа - сплав самой жизни. Так приоткрывается процесс написания сказок, вскрывает психология творчества вообще, сфера абсолютно закрытая и непонятная большинству читателей, и приобщение их к новому знанию можно только приветствовать. Хотя это не входило в задачи автора, так получилось.
С другой стороны, в книге дана точная заявка – осуществить путешествие по местам сказок Андерсена.
В ходе экскурсии упомянуто много сказок Андерсена. «Огниво» , «Маленький Тук», «Ледяная дева», «Колокольный омут», «Иб и Христианочка», «Ночной колпак старого холостяка», «Калоши счастья» и другие сказки обретают благодаря экскурсионному материалу конкретные декорации и авторское настроение.
Но абсолютно нет никакой уверенности в том, что читатели и экскурсанты вообще имеют какое-то представление о личности Андерсена, о его роли в создании жанра литературной сказки, о том, как создавались Андерсеном его сказки, в конечном итоге о том, как и почему он оказался новатором в этой области, что он сделал такого, что его сказки разошлись по свету, а по следам его сказок организуются экскурсии. В чем суть новаторства и оригинальности сказок Андерсена? Это связано с местностью, которая их породила? С самобытным датским фольклором? С обстоятельствами биографии и литературного процесса того времени в Дании и Европе? Ответы на эти вопросы, несомненно, обогатили бы путеводитель по Европе, представили бы Андерсена замечательным сказочником, интересным не только текстами своих сказок, но и географией и историей, отраженными в них. Вот этой привязки к андерсеновским сказкам, их содержанию, рожденному преданиями и легендами Дании, бытовой и материальной культурой ее народа, его ментальностью, с точки зрения филолога, книге не хватает. А пренебрежение отечественной традицией литературоцентризма вряд ли здесь уместно, ведь Андерсен заявлен как цель и как путеводная звезда.
Определить с позиций литературоведческой науки жанр этой книги и ее оригинальность, сложно. Как пишет Петр Вайль в своей книге «Гений места» (М.,2010), пытаясь уловить связь человека с местом его обитания, возникает неведомая реальность и странный жанр, дающий возможность путешествовать по миру «в сопровождении великих гидов». Таким великим гидом для Николая Горбунова становится Ганс ХристианАндерсен. Идя по следам Андерсена-путешественника, Н.Горбунов сам отчасти становится на него похожим в своем чутком поэтическом интересе к жизни.


кандидат филологических наук, доцент Т.А. Екимова, Челябинск
07 марта 2017