Букварь

Алфавит «Зерцало жизни»

вернуться к книге

Этот бессовестно позаимствованный у Ильфа и Петрова заголовок идеально описывает то, что вы прочтёте, если откроете книгу Владимира Лорченкова, читатель. В скромной тонкой книжке, оформленной так, что сразу на полке и не заметишь, скрывается не только «зеркало жизни», но и её смысл. Если, конечно, вы верите, как и Владимир Лорченков, в то, что жизнь - это любовь. И что любовь - это жизнь. И два этих понятия, как те две Тамары из детского стишка, - ходят только парой.

Ну вот, скажет иной искушенный читатель, опять нам будут впаривать заумный трактат для высоколобых снобов, нечто из разряда «литература не для всех». Читаешь такую, читаешь, на середине засыпаешь, смысл ускользает, а в финале остаётся стойкое ощущение, что автор тебя, как бы это элегантнее выразиться, использовал. Поимел. Посмеялся. Ибо слов много, а в книге - пустота.

Да, читатель, таких примеров нынче на книжных полках стоит немало. Но - ура! - «Букварь» - явление совершенно обратное. 31 рассказ, вошедший в эту книжку (точно по алфавиту, за исключением Ъ и Ь), отличается как раз тем, что словам в них тесно, а мыслям просторно. И в каждом - обязательно есть улыбка и то, что Александр Сергеевич Пушкин обозначил как «сказка ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок», а мы иногда называем моралью.

Все рассказы «Букваря» - о любви. Некоторые из них откровенно бытовые, некоторые - почти философичны, некоторые почти юмористические, в некоторых ощущается трагизм. Заметьте, и в жизни всё вот точно так же перемешано…

«Ира. Божественная фигура, секретарь-референт у собственного мужа, тридцать два года, силуэт тела в окне. Её муж, существо на редкость ревнивое и физически развитое, думал, что это мания у неё такая: раздеваться перед окном. Он не ошибался. Ошибался он в другом. Вопреки его заблуждению, раздеваться перед окном в освещённой комнате вечером было не единственной манией его жены. Второй ее мание был я».

Отдельно нужно сказать о языке «Букваря». Это истинное наслаждение. Формат рассказа дисциплинирует и заставляет трепетно относиться даже к предлогам и междометиям, а сама идея написать 31 коротенькую новеллу о любви предполагает, что автор будет не жонглировать словами, а найдёт самые точные и уместные. Что и удалось Владимиру Лорченкову. В каждом его рассказе есть герой - или даже герои - описанные ёмко и ярко, каждый образ остаётся в памяти, а это значит, что слова нашли своё место. Особого уважения заслуживает тот факт, что в рассказах Владимир Лорченков умудрился проявить себя и как просветитель, поведав такие факты, например, о поисках Ноева ковчега, которые немногим известны; или увидев во всем известных картинах то, что разглядит не каждый искусствовед.

Любовь и жизнь удивительно разноплановы и разнообразны. В них есть место для множества слов и букв. Владимир Лорченков написал книгу, в которой отразилась частичка настоящей жизни. Большой, разной, пёстрой. Жизни и любви. Что, впрочем, одно и то же…

вернуться к книге

Берчанская Любовь
Газета «Владивосток»
25 августа 2008