Букварь

Павлин, у которого нет хвоста

вернуться к книге

Молдавский писатель Владимир Лорченков, которого критики назвали талантливым отвязным хулиганом, написал... «Букварь». Что-то вроде «вредных» стихов Григория Остера, только в прозе и только для взрослых мальчиков и девочек.

Все сложенные по алфавиту, кирпичик к кирпичику, главки - «Анкета», «Бочка», «Весло», «Гармония», «Дамба», «Егерь», «Ёри» и прочие, заканчивающиеся «Ярмаркой», - про любовь. И пусть вас не введет в заблуждение совсем не лирический зачин «Окон»: «Тут-то на опушку и выбежали омоновцы»... Или «Юкоса»: «Ты сидишь, сидишь и ни хрена не делаешь, целыми днями»... Любовь все равно в какой-то момент - на первой ли, на последней странице рассказа - проклюнется, не сомневайтесь. Однако автор не преподнесет вам ее в праздничной упаковке, и даже героиня рассказа «Павлин» ему попеняет: «Родись ты павлином, у тебя бы не было хвоста». Да ему он, похоже, не очень-то и нужен, этот хвост.

Алфавитное построение сборника пробуждает некий спортивный интерес. Ну что можно рассказать про любовь в главке, начинающейся на букву «й» («Йод»), или на «у» («Унитаз»), или на «ч» («Черепаха»)? Оказывается, можно. А еще можно представить себя супом, знаменитым венгерским супом халасли, и от его имени порассуждать о делах сердечных. А можно взломать всемирную историю и рассказать о любви с точки зрения Жанны д, Арк и проводить ее на костер, когда с любовью будет покончено.

Эти да и все остальные главки станут для читателя маленьким открытием. Вот, например, как «Список покупок», который, утверждает автор, и есть синоним слова «любовь». «Нет, поначалу, может, все выглядит по-другому, - рассуждает он. - Поначалу вам может казаться, что любовь - это страсть. Или нежность, призыв, или, напротив, мягкий отказ... Но в конечном счете остается - список покупок. Как золотой самородок, скрытый на дне реки. Проходят миллионы лет, вода уходит, русло мелеет, ветер срывает песок. Простыню за простыней, слой за слоем. Пока, наконец, не остается самое важное. И самое настоящее. Список покупок».

Автор составляет его сам, вместе со своей любимой женщиной, а еще, когда приходит на рынок, подбирает брошенные за ненадобностью бумажки: «лук, арбуз, спички, укроп...», и представляет себе тех, кто их писал, - молодых или с солидным семейным стажем, отмечающих праздник или, наоборот, сидящих на мели.

С «Букварем» Владимира Лорченкова можно спорить или соглашаться, но, скорее всего, вам захочется подобрать свои слова на все буквы от «а» до «я». И тогда можно будет проверить правоту его теории (изложенной, кстати, в главке на букву «ы»!): «Не верить, но идти за любовью - что может быть прекраснее?»

вернуться к книге

Смирнов Михаил
Газета «Вятский край»
25 августа 2008