Букварь

Азбука любви

вернуться к книге

Неожиданное название может сбить с толку потенциального читателя этой замечательной книжки и не позволить ему открыть ее на любой из страниц, чтобы уже не закрывать, пока не прочтет всю. Между тем, вопреки «школьному» заглавию, сборник рассказов молдавского писателя Владимира Лорченкова предназначен людям, давно вышедшим из школьного возраста. Да и молдавский-то он исключительно по месту проживания, а по сути – наш, родной, отечественный. Что обращается на себя внимание тех, кто привык книги листать с последней страницы – это оглавление.

В книге ровно 31 рассказ, название каждого из которых начинается на очередную букву алфавита (от А до Я). Только для мягкого и твердого знаков не нашел автор места в этом перечне, но и без того сборник получился прелюбопытным. Чего стоят одни названия - «Ёри», «Халасли», «Целибат» и даже «Ыйбен». При этом речь в каждом из коротких рассказов Владимира Лорченкова идет примерно об одном и том же – о любви. Но как по-разному! «Яблоки с нездоровым красным румянцем, как он две недели назад, когда лежал с температурой, высокой как шпиль католической кирхи, когда-то разрушенной, и на месте которой сейчас посторили президентский дворец…». Это из расказа «Список покупок», где автор описывает страное хобби героя – коллекционировать старые списки покупок разных людей и по ним пытаться определить как они жили, о чем думали, к чему стремились… Вообще же, помимо традиционого лирического героя, в книге расказ может идти из уст кого и чего угодно: трицератопса, весла, унитаза и даже супа. И каждый раз, почему-то, веришь, что все эти предметы действительно могли бы думать и чувствовать именно так. Или в самом деле могут? «Я всего лишь Ось Мироздания. Зависит от меня немногое. Я торчу в пустоте, а когда сломаюсь, мир – ваш мир - рухнет», - это нам говорит то самое весло, которое является частью культовой скульптурной композиции советских времен «Девушка с веслом». «Я, как и знаменитый «битл» Джордж Харрисон, ненавижу лук. Но без этого овоща просто не существую», - а это говорит о себе экзотический венгерский суп под названием халасли, который готовят в рассказе триста четырнадцать раз, постоянно что-то меняя в рецепте. «Если бы не дискриминация, мы, унитазы, вполне могли бы заменить швейцарских гвардейцев в покоях Папы римского. По крайней мере, блестели бы куда ослепительнее швейцарцев». Тут, как говорится, комментарии излишни.

Повторим лишь, что при всем при этом книга действительно о любви во всех возможных и невозможных ее проявлениях. Едва ли не в каждом рассказе автор дает новое опеределение этого загадочного чувства, чтобы уже в следующем полностью его развенчать. Но так, наверное, и в жизни каждый из нас так же ищет свою любовь, ошибается, разочаровывается и снова бросается в отчаянии и надежде на новые ее поиски. А по-другому и быть не может, ибо, как справедливо замечено в «Азбуке» Владимира Лорченкова: «Мир уцелеет в одном случае. Только в одном. Если любви будет ровно столько, сколько нужно».

вернуться к книге

Кириенко Борис
"Новая таганрогская газета"
25 августа 2008