Букварь

Ыбука

вернуться к книге

Кто. Владимир Лорченков – молдавский писатель, победитель премии «Дебют», «Русской премии», учреждённой для русскоязычных зарубежных литераторов. Не достигнув тридцатилетия, Владимир Лорченков стал называть себя «писателем, с которого началась молдавская литература на русском языке».

Что и как. «Букварь» - книга формата «для метро». Удобно носить, удобно читать, хорошая бумага, крупный шрифт. Построена по принципу азбуки: все рассказы в порядке алфавита (не исключая «ы» - рассказ «Ыйбен»). Неинформативна – больше похожа на подборку сказок с вечным: «сказка ложь, да в ней намёк – добрым молодцам урок». Написана легко, без изысков и искусов. Хотя нет – искусов достаточно….

Главное женское имя в книге – Ира. Так зовут жену В. Лорченков. И книга, в общем-то, как бы о любви. «Бочка», «Весло», «Ёри», «Жанна», «Трицератопс», «Унитаз», «Юкос»… и всё - о любви. Такова у Лорченкова проза жизни. Местами обесцененная, местами уже откровенно циничная. Хочется выступить в защиту автора и сказать, что это всего лишь маска, под которой скрывается нежная душа с высокими порывами… но кто знает? Если гармоту дети постигают по букварю, то не хотелось бы познавать азы любви по такой книге. Тогда Пушкин не имеет права на существование – его любовь видится в сравнении с «Букварём» придуманной и непомерно лиричной.

Интересная особенность: книгу хорошо читать понемногу, по парочке рассказов в день. Они коротенькие, «заглатываешь» моментально. Но и пресыщаешься быстро.

Некоторые зарисовки очень точны по бытописанию: например, рассказ «Гармония». О жизни некой женщины Иры, которая никак не могла выйти замуж и искала гармонию в йоге. Она знала названия всех чакр и за что конкретно они отвечают - вот только замуж выйти не могла.

«Учитель положил затылок на обе пятки и закачался. Зал горестно вздохнул: ученикам необходимо было повторять все движения. Ира сумела-таки закинуть пятки за голову – йогой она занималась уже год, растяжка соответствовала – и почувствовала вдруг, что немного возбудилась…

- Вата, - продолжала она, чтобы отвлечься, - даёт энтузиазм, уравновешенный вдох и выдох, правильно развитые ткани тела и чистые выведения отходов…»

Надо ли говорить, что замуж она выходит за учителя йоги?

Но, к чести, автора, есть там приятный нюанс: Ира вышла замуж, сняв ожерелье, подаренное матерью, которое она постоянно носила. Вероятно, оно было заколдовано.

Такие штрихи заставляют посмотреть на сюжет иначе, расширить рамки. Понимай, как хочешь: может, ожерелье заколдовано, может, гармонию искать надо было раньше, а, может – всему своё время. По крайней мере, на уровне понятий у Иры и её мужа проблем не будет.

Не редкость – абсурды.

Монолог весла (того самого, которое с гипсовой женщиной), убеждающего нас в том, что оно – Ось Мироздания и определяет уровень любви в мире.

Жанна (та самая, которая спасла Францию) и её утехи с архангелом Господним Михаилом; подлец бросил её, узнав, что она забеременела… и даже не пришёл на казнь.

Или: муж любимую жену должен утопить в бочке с вином (у той был рак – хотела умереть без боли, но не могла себя убить: «Человек, чья жена не на погосте лежит, баллотироваться в советники от христианско-демократической партии в Молдавии ну никак не может»). Он её и утопил. Но - в воде. Он её очень любил, но трёхсот литров вина ему было жалко.

В зависимости от сюжета и героя, автор снова и снова формулирует определение любви.

«Любовь – это как архангел, который решил вас взять. Он вас берёт, а вы себя даёте. И на этом ваша роль в истории для двоих заканчивается».

Или: «Любовь – это как жизнь. Любовь – это зебра. Чередование чёрных и белых полос... Чередование чёрных и белых полос на самой восхитительной в мире заднице».

В рассказе «Ёри» мужчина и женщина относят себя к людям года Ёри и находят вместе гармонию: «Разумеется, мы, как все люди, разделяющие веру в систему Най-Фу, - а не разделять её невозможно, потому что она истинна, - не особо верим в любовь. Просто в мужчине и женщине есть начала, которые стыкуют благоприятные силы. Любви нет, говорит система Най-Фу, есть гармония. И она – эта система – права. Любви нам не надо. Любви мы оба хлебнули в первых браках. Сполна».

А потом оказывается, что Ире выдали неверное свидетельство о рождении, и она человек – года Ёси.

«Но если это так, - изумляется герой рассказа, - то почему нам так хорошо вместе? И неужели нет никакой гармонии, вообще никакой?..

А любовь – есть?»

И после прочтения книги хочется спросить: граждане, а любовь – есть?

Кому читать. Мужчинам и женщинам.

вернуться к книге

Жохова Светлана
"Новая Новгородская газета"
25 августа 2008