Профессия – аниматор. Том 1

Все хитрости Хитрука

В воскресный день в кафе книжного магазина «Республика» собрались взрослые и серьезные люди (издатели, журналисты, киноведы), чтобы посмотреть мультики. О нет, они вовсе не впали в детство, да вдобавок и мультфильмы, демонстрируемые там, были по большей части для взрослых. В таком необычном формате проходила презентация двухтомника Федора Хитрука, только что выпущенного издательством «Livebook». Книга включила воспоминания выдающегося художника и режиссера (ему сейчас 91 год, и лично он не смог принять участие в мероприятии), рисунки, кадры из мультфильмов, уроки мастерства для начинающих аниматоров. Вошли в книгу и рассказы об истории создания и выпуска на экран знаменитых фильмов Хитрука – своего рода авторский комментарий. В форме комментария была построена и презентация. Только вместо Федора Савельевича о его работах рассказывал преподаватель Московской международной киношколы и редактор-составитель книги Юрий Михайлин.
Творчество Хитрука очень контекстно, его эстетику трудно понять без знания отечественной и зарубежной анимации 30–70-х гг. – в том числе фильмов, малоизвестных и труднодоступных современному зрителю. Для начала посетители презентации увидели фрагмент фильма «Снежная королева»: в нем Хитруку-художнику принадлежит образ Оле-Лукойе. Это работа классическая, «иллюзионистская», в духе старой американской анимации. В режиссерские же свои работы Хитрук сразу внес дух эксперимента. Первый фильм режиссера Хитрука, «История одного преступления», делала команда дебютантов – быть может, поэтому он получился таким смелым для советской анимации начала 60-х гг. Фильм отличают предельный лаконизм, монтажные склейки, отсутствие второстепенных деталей. Хитрук, по словам Михайлина, нарушил здесь все классические каноны: действие развивается прерывисто, алогично, «задом наперед», сюжет остросовременный (а не отвлеченно-сказочный). Для пущей остроты Хитрук использовал здесь полиэкранный и аппликативный методы, восходящие к экспериментам аниматоров 20-х годов – прежде всего Цехановского и Ходатаева. Коллеги и специалисты приняли «Историю…» на ура, а вот цензура отнеслась к нему настороженно (еще более сложная судьба ожидала другой фильм Хитрука, показанный на презентации – «Человек в рамке»: в нем киноначальству померещилась сатира на власть предержащих).
«Хитрук – самый консервативный революционер из всех российских аниматоров, – отметил Михайлин. – Ему удалось найти грань между злободневностью и вечностью». Позднее он использовал в фильмах фото- и киноизображения, подлинную фактуру (береста, ткань и фольга в «Топтыжке»); апеллировал к традициям книжной графики и немого кино; строил композицию по законам музыкального произведения («Икар и мудрецы»). Многие художественные «хитрости» этого режиссера запечатлены и в книге. Одним словом, творческое наследие Хитрука – это настоящая сокровищница приемов, из которой поныне черпают его продолжатели, ученики. «Он научил зрителя думать. И первым попытался теоретически осмыслить, что же это за искусство такое – анимация», сказал в заключение Юрий Михайлин.

Артур Корсаков
Книжное обозрение
07 октября 2008