Агата возвращается домой

Триллер для самых маленьких

К книге

«Агата возвращается домой» — вторая «детская» книга Линор Горалик. Детская в кавычках, потому что хотя, как и «Мартин не плачет», история про Агату написана для детей, речь в ней идет о вполне взрослых опасениях и страхах. Это вполне себе тенденция детской литературы последних лет, самое большое влияние на которую оказывают переводы скандинавской литературы, такой как «Книги о смерти» Перниллы Стальфельт. Но Линор Горалик в своих детских книгах не столько следует тенденции, сколько продолжает главную тему своих коротких рассказов и стихов: «Да, допускаю, что будущее тревожно, / но войско Твое отважно… Все, что от Бога, страшно. / Все, что от мамы, ложно. / Все остальное, в целом, совсем несложно: / Смерть непреложна, / Истина неизбежна».
История об Агате — это детская вариация искушения Христа в пустыне. Маленькая девочка зимней ночью идет в лес и встречает там беса. Он затевает с ней затягивающую игру в ладошки — играя, Агата чувствует себя прекрасной и хорошей во всем, что родители учили считать неправильным и плохим. Бес предлагает ей на выбор три кольца. Будет носить первое — никогда не будет чувствовать боли. Будет носить второе — получит чью угодно любовь. И будет носить третье — бес всегда, когда она только пожелает, придет ей на помощь и поиграет с ней в ладоши. Агата выбирает третье, но потом находит в себе смелость вернуться и отказаться. И тогда «умная, сильная, смелая, удивительная» Агата возвращается домой.
Если попытаться определить жанр этой книги, получится «детский триллер». История Горалик всегда немножко spooky, в ней самое страшное происходит прямо за дверью, здесь и сейчас. Это женское литвиновское «страшно жить», которое Горалик ничуть не хуже определила своим «будущее тревожно». Настоящее тревожно не менее, самое сильное в «Агате» — это описания пугающего хрустального леса, в котором живет бес: со стеклянных деревьев падают стеклянные желуди, которые ловят хрустальные прозрачные белки. «Агата чуть не вопит от ужаса, но в последний момент берет себя в руки и начинает часто-часто дышать, как научила мама, когда Агата просыпалась ночью от страшных снов». Это практически «я заблудился в сумрачном лесу», разве что Горалик знает не только о том, как выглядит этот пугающий лес, но и о том, как из этого леса выйти: швырнуть «злое» кольцо прямо в беса, который тебе его подсовывает.
Тогда остается один вопрос: насколько можно не бояться пугать своего ребенка? Как и во всяком триллере, страх в этой книге разряжается в финале, когда еще вчера до смерти напуганный ребенок превращается в «умного, сильного, смелого, удивительного». То есть на самом-то деле это не про «будущее тревожно», а про «войско Твое отважно». А если войско отважно, то и бояться в общем-то нечего.


Лиза Биргер
Коммерсантъ


Биргер Лиза
Коммерсантъ
07 июля 2008