Запасная книжка

Сюжет

Драконы, феи, полуэльфы, варвары, маленькие зелёные человечки, великие демиурги… Все эти герои, хорошо знакомые поклонникам фантастики, появятся на страницах сборника Петра Бормора. Вот только ведут они себя совсем не так, как можно было ожидать…

***

Судьба фантастического рассказа в России ещё ждёт своего внимательного исследователя. Здесь есть о чём поговорить: и о расцвете журнального рассказа в шестидесятых-восьмидесятых, и о кризисе жанра в девяностых, когда молодые и вполне зрелые писатели наперегонки ринулись сочинять многотомные сериалы, и о возрождении интереса в середине нулевых… Сегодня в СНГ существует как минимум три тематических и несколько десятков непрофильных изданий, охотно публикующих «малую форму», ежемесячно выходят антологии, да и редакторы толстых литературных ежемесячников «нереалистической» прозой тоже, в общем, не брезгуют (хотя планку держат чересчур высоко для начинающих). В общем, благодать божья: пиши, сколько влезет, засылай издателю, и если что-то собой представляешь — рано или поздно обязательно повезёт. Только вот с авторскими сборниками беда. Выпустить такую книгу для малоизвестного автора — задача почти непосильная, даже если есть что предложить публике. Неписаный закон издательского бизнеса: чтобы твой сборник напечатали, надо сперва доказать конкурентоспособность, то есть сочинить с полдюжины популярных романов. Так что, если ваша фамилия не Дивов или Лукьяненко, придётся надолго удовлетвориться журнальными публикациями.

Петр Бормор — яркое исключение из этого правила, своеобразный феномен. «Запасная книжка» — уже четвёртый его сборник. При этом ни одного романа или, упаси боже, цикла автор пока не опубликовал (а может, и не написал). Почти все рассказы Бормора без проблем можно найти в его блоге в свободном доступе, но на количестве читателей «бумажных» книг это никак не сказывается: не продавалось бы — не печатали бы, тут всё просто, как мычание. Кто ещё из наших фантастов может похвастаться таким успехом? Разве что Леонид Каганов, — но он всё-таки начинал свой творческий путь в другую эпоху… Так в чём же изюминка, в чём фишка Бормора, позволяющая ему, как выражаются эстрадники, «держать» аудиторию?

Все мы играем роли — дома и на работе, в семье и наедине с зеркалом. Как правило, неосознанно, просто так уж человек устроен. Кто-то примеряет маску берсерка, кто-то строгого, но справедливого отца семейства, кто-то записного казановы, не пропускающего ни одной юбки… За полным списком архетипов обращайтесь к доктору Юнгу. К героям фантастической прозы это относится в куда большей степени, чем к реальным, живым людям. Вот где узнаваемые типажи и стереотипы действительно правят бал! На этом-то и играет Пётр Бормор — играет, простите за штамп, изобретательно и остроумно. Все его персонажи заранее знакомы читателю: неистребимые герои фэнтезийной игры- квеста, Тёмный Властелин, Иван-дурак и Василиса с Кощеем, демиурги, сказочные феи, драконы и принцессы, инопланетяне на летающих тарелках… Этим персонажам даже не обязательно давать имена, достаточно обозначить функцию, которую они выполняют, остальное мы уже сами как-нибудь достроим в воображении — чай, не первый раз замужем! Архетип на архетипе и архетипом погоняет.

Однако герои Бормора ведут себя совсем не так, как положено по раз и навсегда расписанной роли. Им полагается томиться, а они насмешничают. Полагается выражаться с пафосом — они переходят на обычную человеческую речь. Полагается быть высокомерными и самоуверенными — они теряются и заискивают. А ещё они задают те же вопросы, что и любой нормальный человек, оказавшийся вдруг за сценой, в крайне условных театральных декорациях. Честно пытаются найти ответы — и порой приходят к удивительным и парадоксальным выводам. То есть наглым образом восстают против законов художественной условности, злорадно взламывают рамки. Умные люди называют это деконструкцией — разрушением стереотипа, переосмыслением, включением в новый контекст. Всё равно что разобрать машину на запчасти, перевезти в новое место и там собрать заново — этот пример частенько приводил философ Жак Деррида, объясняя суть приёма. Представляете, как смотрелась бы красная «Феррари» на крыше небоскрёба или где-нибудь посреди однокомнатной хрущобы? Когнитивный диссонанс гарантирован!

Итог: Ну да, именно этим и занимается в своих миниатюрах израильский сказочник: выискивает слабые места и тянет за ниточку, пока не размотает клубок. Впрочем, Бормор границы приличий не преступает, за что ему большое человеческое спасибо. Кто сказал, что литературная деконструкция возможна только на грани фола?

Mirf.ru
08 декабря 2011