Шесть комедий

Все пьесы «Квартета И»

Фрагмент из пьесы «Быстрее, чем кролики»

Эпизод 2. Те же и Гарик – подвижный высокий мужчина, постарше Леши и Славы, сейчас находящийся в крайне возбужденном состоянии, почти в панике. Леша и Слава в робах, но почему-то с длинными-предлинными рукавами, так что «на локтях» сделаны прорези, и руки их торчат из этих прорезей, и в нелепых тапочках. Гарик почти в костюме – брюки, рубашка, галстук, туфли, только пиджака нет. Вместо него какой-то идиотский пестрый халат и феска. Пространство изменилось – чуть увеличилось. И потолок приподнялся.

ЛЕША (нервно). Позвони, спроси, может, у кого-то оставили.
СЛАВА (так же). Все вещи? А деньги, а документы?
ЛЕША. Вот и позвони… а, мобильников же нету…
ГАРИК. Не, секунду, у меня часы пятерку стоят, вы чего! (Постучал по запястью, увидел, что кисть левой руки у него забинтована). О! А чего у меня рука забинтована? Дрались, что ли, вчера?
ЛЕША. Обокрали. Раздели.
СЛАВА. И одели вот в это, да? И бороду тебе прилепили. Почему нас не бросили голыми?
ГАРИК (вздрогнул). Портфель! (Подбежал к Славе, возбужденно). Быстро вспоминай, я тебе из портфеля деньги доставал? Из портфеля же, да? Позвони к себе в офис, я там оставил… или в казино? Слушай, а хорошая была блондинка? И, по-моему, не шлюха, а, как считаешь, шлюха? А, вы ж ее не видели.
СЛАВА. Может, в машине?
ГАРИК. В машине? (Взорвался). Ну, конечно, в машине, а чего ты сидишь молчишь?!… В какой машине, ее гаишники на штрафстоянку забрали, суки, двести долларов даю, не берет, на принцип пошел, я ж его на хер послал…Черт, как же писать хочется! Где тут у вас?
СЛАВА. Что значит – у нас?
ГАРИК. Ну, не у вас, какая разница! Где удобства?
ЛЕША. Откуда мы знаем, где в твоем доме удобства.
ГАРИК (сразу ушел в оборону). Что – в моем доме? Что вам всем мой дом? Да, я купил дом, я зарабатываю деньги. Если тебе очень интересно, у меня два туалета – на первом и на третьем. А еще я иногда ссу возле гаража, потому что лень в дом идти. Все? Теперь скажите, где в этом мавзолее туалет. (Леша и Слава ошарашено глядят на Гарика). А-а! (Махнул рукой, ушел – исчез где-то в темной глубине неясного пространства).

Леша и Слава подавленно переглядываются.

ЛЕША. Так это не его дом? А где мы?
СЛАВА (побледнел). Подожди, а аванс? Он же нам пятерку принес?
ЛЕША. Да. Но мы ему пятьсот сразу откинули.
СЛАВА. Неважно, где четыре с половиной?
ЛЕША (вдруг что-то понял). Слушай, а там же тоже нет.
СЛАВА. Где?
ЛЕША. Где Гарик спал.
СЛАВА. Ну, да, мы ж там все…
ЛЕША. Да нет, окон.
СЛАВА. Разве?
ЛЕША. По-моему, да.
СЛАВА (думая, как всегда, про свое – в данном случае, про аванс). Ты под кроватью смотрел?
ЛЕША. А зачем окна под кроватью?… (понял). А! Да нет там никакого «под», это ящик какой-то.
СЛАВА (постучал ногой по тому, на чем они спали). Вот же – ящик для белья. В нем все и лежит. Нет, сразу паниковать!
ЛЕША. Да кто паниковал? Никто не паниковал… Можно подумать, ты не паниковал…

Леша срывает с «кровати» покрывало – она оказывается большим ящиком с крышкой. Он открывает ящик. Ящик до верху забит похоронными венками. Леша отшатывается. Молчание.

Это что?
СЛАВА. Венки.
ЛЕША. Ага. А откуда?
СЛАВА. Кто-то положил.
ЛЕША. Если бы я легко поддавался панике, я бы ей сейчас легко поддался.

Слава осторожно наклоняется к ящику и не глядя на Лешу, который панически жестикулирует, мол, «не трогай!», берет в руки ленту, привязанную к одному венку. и читает.

СЛАВА. «Безвременно ушедшим ребятам от Жанны». (Леше). А кто из нас безвременно ушел от Жанны? (Леша нервно дергается). «Спите спокойно. Ваша Жанна». (Захлопывает крышку).
ЛЕША (истерически). А кто это – Жанна? И почему она нами командует?

Врывается Гарик. Сразу видно, что ему очень не по себе.

ГАРИК (срывающимся голосом). Так, это что за дом? Вы меня куда привезли?
ЛЕША. Почему мы?
ГАРИК. А кто? Вы мне бросьте! Кто?
СЛАВА. Что ты орешь?
ГАРИК. Иди, посмотри. Там зеркала завешаны и часы стоят.
СЛАВА. И что?
ГАРИК. Зеркала завешивают, когда кто-то умер.

Короткое оцепенение. Потом Леша бросается куда-то, где, по его предположениям, должен быть выход.

ЛЕША. Так, все, валим отсюда, хрен с ними, с вещами, разберемся. Позвоним откуда-нибудь, приедут… кто-нибудь… пошли, пошли…
ГАРИК. Как пошли? Наружной двери нету, я искал.
ЛЕША (опешил). Как – нету?
ГАРИК. Ну, как – нету. Бывает – есть, бывает – нету. Вот так нету.
ЛЕША. Но мы же сюда как-то попали…
ГАРИК. Куда – сюда? Ты, вообще, знаешь, где мы?
СЛАВА. Так, подожди. Ты туалет нашел?
ГАРИК. Нет. Там коридор… и там коридор… и ни одной двери. Стены. И два выключателя рядом, как когда ванная с туалетом, но ни ванной, ни туалета.
СЛАВА. И как же ты?…
ГАРИК. Там фикус, большой такой, в кадке. Слушайте, чего-то здесь фигня какая-то… Портфель не нашли? Блин, там же десятка за Нижневартовск… и еще… я вам сколько заплатил?
СЛАВА. А ты что, не помнишь?
ГАРИК. Помню. Ш-ш-ш… пять, да?

Леша со Славой мрачно переглянулись.

СЛАВА. То есть штуку он на нас наварил. Я говорил, надо было объявлять шесть!
ГАРИК (торопливо). Да какие шесть, шесть, если б шесть… Ладно, пять, шесть – какая разница, вы же знаете, мне кредит отдавать. Окно!
ЛЕША. Что – окно?
ГАРИК. Мы вылезем в окно.
СЛАВА. Нет здесь окон.
ГАРИК. Ага… а где портфель? Чертик, чертик, поиграй и отдай… Сука, чертик, положи на место, дяде это важно.

И вдруг Леша все понял.

ЛЕША. Тихо!
ГАРИК. Что «тихо»?
ЛЕША. Ты дальше по коридору шел?
ГАРИК. Нет.
ЛЕША. А может, это тот самый коридор?
ГАРИК. Какой?
ЛЕША. Тоннель. И по нему летишь.
ГАРИК (подумал). Ты что, хочешь сказать, что вы умерли?
СЛАВА (мстительно). Мы-то ладно…
ГАРИК. А кто еще?… Не-не-не, вы чего? Да, подумаешь, зеркала завешаны…
СЛАВА. Ты сюда посмотри. (Открывает крышку ящика).
ГАРИК. Куда? Не надо, не хочу я, мне неинтересно… (Увидел). О-па-па!!! (Пауза). А почему я не помню, как я умер?
ЛЕША. Как-то внезапно. Взрыв.
ГАРИК (сорвался). Какой взрыв, я уже никому ничего не должен!
СЛАВА. Что, мало людей, которых ты обманул… вот, как нас – пять-шесть…
ГАРИК. Да ладно, Жора нормальный вменяемый человек. А это… вытрезвитель какой-нибудь…
СЛАВА. Ты когда-нибудь видел такой вытрезвитель?
ГАРИК. Элитный, в Жуковке.
ЛЕША. А венки откуда?

Пауза. Гарик судорожно ищет выход – и не находит. И говорит веско и отчетливо, хоть и с ужасом в глазах.

ГАРИК. Значит, так. Я пошел спать. Когда проснусь, чтобы все было нормально! (Ушел).
ЛЕША (к Славе, с надеждой). Ты что, не помнишь, как мы сюда приехали?
СЛАВА. Нет. А ты?
ЛЕША. Ну, я… я пьяный был…
СЛАВА (осторожно). Слушай, а ты про тоннель сейчас… пошутил?
ЛЕША. А что, нет?
СЛАВА (в отчаянии). Что «нет»? Это я у тебя спрашиваю.
ЛЕША. А-а, да… пошутил… (Ужаснулся). А ты что, думаешь, на самом деле?

Где-то вдалеке раздаются невнятные крики. Леша со Славой в ужасе замирают – и вбегает радостно возбужденный Гарик.

ГАРИК (демонстрирует всем руку). Вот, я ущипнул себя, и мне больно. Я все чувствую, понятно?
ЛЕША. Это фантомные боли.
ГАРИК (опешил). А почему мы тогда разговариваем?
ЛЕША (мстительно). Так… людей на кладбище пугаем.
ГАРИК (сильно помрачнел). На кладбище, да? Сейчас обоим башку поотбиваю…

И вдруг в глубине невидимого отсюда пространства раздаются шаги. Все трое в ужасе замирают, – и появляется странное существо неопределенного пола в женском платье.

СУЩЕСТВО. Так, где деньги? Пятьсот долларов верните, а то вам такой раздолбон устроят!
ЛЕША. Простите, вы не Жанна?

ЭПИЗОД 3. Те же и Транс. Он очень комфортно расположился посредине этого в очередной раз немного увеличившегося пространства и с удовольствием чувствует себя центром общего внимания. Леша и Слава пытаются получить от него хоть какую-нибудь информацию. Гарик бесится – пока молча.

ТРАНС (хохочет). Офигеть! Представляю заголовок в «МК»: «Трансы в трансе. Мадмуазель Жюли отбросила каблуки». Ха-ха-ха!
СЛАВА (с мрачной иронией). А ты у нас «мадмуазель Жюли»? Красиво…
ТРАНС (не обиделся). Ладно ржать, вы, мужики, падки на такую фигню. От приключение!
ЛЕША. И тебя не расстраивает, что мы все умерли?
ТРАНС. А чего, в жизни все надо попробовать. Потом, у меня все равно никого, только сестра в Новокузнецке, но мы не общаемся. У нее муж жлоб, сталевар, поганец. И плюс я вам не верю.
ГАРИК (не выдержал). Так, подождите, о чем вы говорите? (Трансу). На какой кровати?
ТРАНС. Откуда я знаю? Обычная кровать.
ГАРИК. Мы же с тобой ходили смотреть, там нет никакой кровати.
ТРАНС. Ну, что я, идиот, что ли? Встал с кровати, пошел на свет, вижу фикус…
СЛАВА. Так, это понятно.
ТРАНС. Ну, потом слышу – голоса, пошел, а это вы.
ГАРИК. Там окна были?
ТРАНС (злобно посмотрел на Гарика). Были.
ГАРИК (торжествующе). Ну, вот! Ты же только что сказал, что не было!
ТРАНС. Так, что ты хочешь? Я тебе восемь раз сказал, что окон не было. Что мне ответить, чтобы ты отстал?
СЛАВА (быстро). Ты танцевал в «Firste», это мы поняли.
ТРАНС (сразу переключился и – с наслаждением). Да, у меня такой шикарный номер, там как бы про космос, но на самом деле совсем не про космос…
ГАРИК. Ты, Валентина Терешкова, ты о чем вообще?…
СЛАВА. Гарик!…
ЛЕША. Мы что делали?
ТРАНС. Вошли такие в масках, с мегафоном, и стали кричать: «Всем лежать, это изнасилование».
ГАРИК. Ты что, издеваешься?
ТРАНС (обиженно). Чего я издеваюсь, все так смеялись. Подкатили ко мне, сказали, что он (кивок на Гарика) журналист, пишет книгу о пользе алкоголизма. Я, конечно, не поверил, но поехал, вы мне пятьсот долларов дали.
ЛЕША. Куда поехал?
ТРАНС (опять кивок на Гарика). К нему.
ГАРИК (опешил). Что? Ты чего говоришь?…
СЛАВА (ухмыльнулся). Гарик…
ТРАНС. Да успокойтесь, мы все вместе поехали, кошку твою кормить. Помнишь, ты еще кричал: «Слава богу, портфель дома»?
ГАРИК (на глазах расцветая). Дома? Точно, я же его дома оставил! (Тормошит Транса). Хороший мальчик! (Вдруг выражение его лица на глазах меняется – теперь это паника). Сука, запятая, б***, восклицательный знак! Не, ну, нормально?
ЛЕША. Что?
ГАРИК (бросается к Славе). Позвони Светке, скажи, что я для тебя купил, ты просил… Фигня, не поверит. Нарочито же, да?
СЛАВА. Ты о чем?
ГАРИК. О чем, о чем?! О чем! Презервативы в портфеле, Светка наверняка уже залезла. А чего делать? Может, не нашла?… (Саркастически рассмеялся). Да нет, ну как, Светка – и не нашла…
СЛАВА. Она ж у тебя в Испании.
ГАРИК. Кто в Испании, Светка в Испании?… (С размаху остановился). Правильно, Светка в Испании, я же поэтому и кошку ездил кормить… Что с памятью, а? (Потрясенный, сел на ящик с венками).
ЛЕША. А потом?
ТРАНС (на Гарика). Он выбросил кошку в мусоропровод.
ГАРИК (посмотрел безумными глазами). Зачем?
ТРАНС. Она тебе руку расцарапала, когда ты ее водкой из пипетки поил.
ГАРИК (без выражения). Светка убьет.
ТРАНС. Ты заорал и выкинул ее. Сказал: «Да пошла ты… вместе со своей кошкой».
ГАРИК (покачал головой). Уже третья… Тенденция, однако.
СЛАВА. Дальше?
ТРАНС. Сели в лимузин…
ЛЕША (опешил). Какой лимузин?
ТРАНС. Ваш лимузин. Вы приехали на лимузине.
ЛЕША. О господи!
ТРАНС. Выпили шампанского… (задумался) и все, дальше я не помню.
СЛАВА. Ну, хотя бы погуляли перед смертью.
ТРАНС (напряженно вспоминает). И там с вами еще кто-то был. Такой весь какой-то… я не помню, какой… или не было.
ЛЕША (подскочил). Шампанское отравленное!… (Обвел всех взглядом). Бред, да?
ГАРИК (качает головой). Вообще ничего не помню.
ТРАНС (встает). Да фигня все, сейчас чего-нибудь выяснится. А даже если умерли, ай-яй-яй! (Идет). Здесь кухня есть? Я б чего-то приготовил.
СЛАВА. Подожди. Ты Жанну знаешь?
ТРАНС. Знаю.

Пауза. В гробовом молчании все с ужасом смотрят на Транса. Он недоуменно обводит всех глазами.

Я их много знаю – две девочки на работе Жанны, хозяйка квартиры Жанна Леонидовна и Жанна Фриске, певица, я ее однажды в ресторане видел.
СЛАВА. А… ну, иди.

Транс уходит.