Тридцать третье марта, или провинциальные записки

И русалка на ветвях свистит…

Писатель Михаил Бару живёт где-то между столицей и провинцией. Много путешествует. По Москве - как провинциал, по провинции - как столичный человек. Увиденное и услышанное записывает. Получаются истории. По преимуществу смешные, но в глубоких местах довольно страшные.
Недавно у Михаила Бару вышла книжка таких вот заметок смешного и смешанного жанра о провинции. Называется «Тридцать третье марта, или Провинциальные записки». В ней Бару путешествует по маленьким провинциальным городкам, одни глухоманские названия которых вызывают легкий приступ оторопелого любопытства. Например, город Нерехта. Или город Чухлома.
Краеведения в этих записках не больше, чем в щедринских городских летописях. А вот самого Бару – через край. С его острым поэтическим взглядом и неброским, но свежим юмором. И фантазией того самого сорта, в которой чем больше придуманного, тем ближе к правде. И стилем с отголосками русского хокку, в котором Бару давно признанный мастер.
А персонажи в его историях - продавщицы вокзальных палаток, попутчики в электричках, несколько обобщённого вида мужики и бабы – немножко сказочные. Не потому только, что по медвежьим углам, кроме сказок, теперь и обитать вроде некому. Но близко к тому.
Рядом же и вместе с ними живут и вполне сказочные существа. Например, лесные русалки, что поднимают смехом загулявших после охоты мужиков. Правда, они на ветвях сидят и свистят очень редко. Все больше бродят по тропинкам. И мужиков почти не встречают – мало их осталось в маленьких сказочных городах русской провинции.
Читать провинциальные записки Михаила Бару следует именно так, как они написаны: столичным людям - как провинциалам, жителям провинции- так, как будто они всю жизнь были москвичами.


Владимир Домбровский
Газета « Российская кооперация»
12 июля 2011