Молодёжный театр в России и Швеции

02 декабря 2008

29 ноября в рамках ярмарки non\fiction в пресс-центре ЦДХ прошла дискуссия на тему "Молодёжный театр в России и Швеции"

В ней приняли участие драматурги, чьи пьесы изданы в этом году нашим издательством: Лиза Лангсет, автор пьесы "Отметь меня" (из сборника шведской молодёжной драмы "Где все?") и Нина Беленицкая, автор пьесы "На крылечке твоём" (из сборника "Лучшие пьесы 2008 года").

Бессменная ведущая - наш главный редактор, Шаши Мартынова
Переводчик (тоже бессменный, потому что уже не первый раз помогает нам найти общий язык со шведскими авторами) - Лида Стародубцева.


В правом углу ринга - сборник шведских драм для молодёжи "Где все?"



В левом углу - сборник лучших российских пьес этого года.



За окном - Москва, XXI век, осень почти закончилась.



Покуда осень не закончилась (а презентация не началась) телеканал "Культура" спешно (вы видите эти смазанные лица!) берёт интервью у Лизы Лангсет.



А теперь - у Нины Беленицкой (уведя её за пределы пресс-центра). Шаши смотрит на часы - скоро всё начнётся!



Ну, собственно, вот.
Начать следует с того, что в России не существует какого-то специального "театра для молодёжи" (а в Швеции он как раз существует). У нас же молодёжные пьесы пишутся, ставятся, но знаем ли мы о них? Если и знаем, то очень мало. И, к сожалению, большая часть произведений существует только на бумаге.



Кажется, что Лиза Лангсет и Лида Стародубцева шепчутся на последней парте. На самом деле это синхронный перевод.



Шведский драматург не могла понять, почему её собеседница, да и вся аудитория вообще, очень скептически, если не сказать - негативно - реагирует на слово "педагогика" (в контексте драматургии для молодёжи). Нам эти слова ничего хорошего не сулят. Педагогика в пьесе - это, наверняка, морализаторство и занудство, педсовет и с дневником к директору, стоять столбом, в школу без родителей не приходи, ну и так далее. А для шведов - это вполне нейтрально эмоционально окрашенное явление.



Мы точно знаем, что в текстах для подростков никакой фальши быть не должно. Её, конечно же, если по-честному, вообще нигде не должно быть, но то, что взрослый простит, ребёнок заметит и тут же забудет, подросток заметит и не забудет, и другим ещё скажет, что тут обманывают.



Шаши стоит в стороне и задаёт наводящие вопросы. К примеру - о темах, которые Нина и Лиза чаще всего затрагивают в своих произведениях (у обеих драматургов написано и поставлено уже по несколько пьес).



Нина Беленицкая часто пишет о предательстве, мести и самоубийстве.
Лиза Лангсет - о насилии, в частности - о сексуальном насилии. И вот эту тему она очень по-разному представляет в пьесах для подростков и для взрослых, как бы разговаривает с разными возрастными аудиториями на разных языках.

Однажды, когда на спектакль, поставленный по её пьесе, пришли трудные подростки из "неблагополучного района", они по-своему интерпретировали проблему, показанную на сцене. То, что взрослым зрителем однозначно считывалось как "ужас сексуального насилия" этим ребятам показалось "крутейшей порнухой". (Мы не знаем, о какой пьесе идёт речь, на русский язык она не переводилась, поэтому рассудить шведских зрителей не сможем)



И всё-таки должен существовать специальный язык, на котором следует разговаривать с подростком.

Пришлось вернуться к предыдущей теме - честности и искренности в текстах, предназначенных для подростков.

Это, пожалуй что, высший пилотаж - не допускать ни грамма фальши в пьесу, аккуратно огибающую самые острые углы, но при этом не замалчивающую их существования.

Возможно, в этом кажущемся противоречии и заключен секрет пронзительной ясности и живости современной шведской литературы для детей и подростков.





Лучшие пьесы 2008 года

Где все?